В сетях мегаполисов

27.06.2014
Просмотров: 2145

Есть ли альтернатива централизованному отоплению, к которому так много претензий со стороны потребителей.

Есть ли альтернатива централизованному отоплению, к которому так много претензий со стороны потребителей. В России около 80% жилищного фонда зависит не столько от генерации тепла, сколько от исправности сетей, протяженность которых в двухтрубном исчислении составляет примерно 180 тыс. км. На производство тепла сегодня уходит до трети первичной энергии в стране, а это в несколько раз больше, чем в странах Запада.

Нам бы крышные котельные

По словам технического эксперта Валерия АНКУДИНОВА, вовсе не обязательно, что централизованное отопление является изначально заданным. Это пошло с прежних времен, когда ТЭЦ, у которых было очень низкое КПД, вырабатывали 30% электричества и 70% тепла. А его надо было куда-то девать. Этот ресурс и стали использовать для централизованного отопления.

В 2010 году вышел федеральный закон “О теплоснабжении”, который эксперт считает весьма ущербным. В нем ни слова не говорится о децентрализованном теплоснабжении, а только о централизованном, которое слишком затратное, ведь нужно прокладывать теплотрассы, которые отчуждают огромные площади земли. К тому же в них велики потери тепла. На сегодня в России 60—70% теплотрасс считаются изношенными, а ремонт их требует значительных расходов.

Если учесть все затраты на теплотрассу — строительство, эксплуатацию, ремонт и сравнить их, например, с затратами на крышные котельные, то еще неизвестно, что будет дешевле, рассуждает В. Анкудинов. Но никто этими расчетами, сетует он, не занимается, и считает, что предпочтительным окажется альтернативный источник, где стоимость тепла будет значительно ниже.

Чем же хороши крышные котельные? Хотя бы тем, считает В. Анкудинов, что они не занимают больших площадей. Абсолютно надежны в эксплуатации, и как секционные — могут ремонтироваться не выключаясь. Тепло регулируется автоматически по заданному режиму. А у теплотрасс, особенно в холодное время года, бывают прорывы, они отключаются, начинается затяжной ремонт. К тому же их нужно обязательно закольцовывать. Если теплотрасса прорвалась, надо где-то с кольца брать дополнительное тепло.

Огромное хозяйство теплотрасс опутывает большие мегаполисы и требует огромного материального и финансового обеспечения. Это только пассивные дома в южных широтах, не нуждаются в отоплении, обеспечиваясь внутренним теплом и дневным светом. Но и они сами по себе очень дорогостоящие.

Что же нужно сделать? Во-первых, нужно обязательно в закон “О теплоснабжении” внести главу о децентрализованном теплоснабжении, уверен В. Анкудинов. Это помогло бы организациям, внедряющим альтернативное теплоснабжение, получать какие-то преференции. До сих пор никто не задает и такой вопрос: что делать с отчуждаемыми под теплотрассы участками земли? Как, например, строить дома там, где проложены трубы?

— Какая ситуация в Нижегородской области? — спрашиваю В. Анкудинова.

— Тарифы на тепло одни из самых высоких, — сожалеет он. — Возьмем Приволжский федеральный округ и посмотрим таблицу результатов тарифного регулирования за 2013 год, где показаны данные по 14 регионам. Нижегородская область находится на втором месте по дороговизне, по стоимости тепла. В некоторых регионах ПФО тарифы на тепло в 2 раза ниже.

— Почему?

— У нас городская служба — Теплоэнерго перешла на двухставочный тариф, который включает в себя стоимость потребленной теплоэнергии и тепловую нагрузку, за нее платят круглый год одинаковую сумму ежемесячно. После этого перехода, который произошел в 2011 году, некоторые предприятия начали платить на 50% больше, чем по одноставочному тарифу. Такой расклад далеко не везде, даже в ПФО. В Татарстане, например, нет никакого двухставочного тарифа на теплоэнергию.

— У нас, стало быть, никак не развивается децентрализованное теплоснабжение?

— Очень слабо. Есть одно предприятие, которое занимается внедрением крышных котельных. Но пробиться трудно. Очень много всяких препон, согласований. Никакой поддержки со стороны региона у него нет, и оно на свой страх и риск децентрализованные котельные как-то внедряет. К сожалению, это все зарубежные установки. Но в любом случае децентрализованное теплоснабжение заслуживает применения в новом строительстве. Хотя в последних поправках, внесенных в закон “О теплоснабжении”, которые вступили в силу в июле прошлого года, по-прежнему ни слова не было сказано о его развитии.

— Закон “О теплоснабжении” в нашей стране до сих пор не получил достаточно прозрачных комментариев ни от энергокомпаний, ни от ЖКХ.

Тратить, чтобы экономить

Актуальной на сегодняшний день признана модернизация действующей системы централизованного отопления. И одна из эффективных мер энергосбережения, утвержденная на государственном уровне, — замена открытых систем теплоснабжения, столь распространенных в России, на закрытые. Предполагается, что переход должен быть осуществлен до 2020 года.

При открытой схеме теплоснабжения вода для горячего водопотока берется из общей теплосети. А в закрытой системе холодную воду нагревают на месте потребления в индивидуальных или центральных теплопунктах, которые отличаются количеством конечных потребителей — от одного до нескольких домов.

Преимущества закрытых систем очевидны, считает эксперт Игорь МИРОНОВ. Это снижение потерь питающей воды, уменьшение расходов на водоподготовку, возможность оптимизации регулирования температуры теплоносителя, улучшение качества горячей воды. Главная проблема перехода на закрытую схему теплоснабжения — дороговизна модернизации. Реконструировать придется множество домов. На сегодня оснащенность их современными теплопунктами не превышает 20%. Также есть опасность увеличения эксплуатационных расходов. Тепловому пункту и насосам необходима электроэнергия, тогда как привычные для открытых систем элеваторы не требуют электричества. Регулировка идет, в конечном итоге, за счет перепада давления на входящем и исходящем трубопроводах.

Многие доводы говорят в пользу закрытых систем, которые дадут, как предполагается, совокупный энергосберегающий эффект в 30%. Пример новаторского подхода — разрекламированный пилотный проект в Екатеринбурге. Планируется, что к 2017 году будет закончен перевод всего города на закрытую систему теплоснабжения. За это время Минэнерго разработает типовую федеральную программу. И она станет основой для всех крупных российских городов. Проект оценен министерством в 60—80 млрд руб. Часть денег пойдет из федерального бюджета, остальное дадут компания “КЭС Холдинг”, а также областные и местные бюджеты.

Интенсивная модернизация проекта обойдется казне недешево. Но авторы считают, что существуют способы если не кардинально снизить, то оптимизировать расходы. Один из вариантов — заключение, например, муниципальной администрацией энергосервисного контракта с компанией, реализующей схему закрытой системы теплоснабжения. Разумеется, под муниципальные финансовые гарантии.

Нате вам альтернативу

Министерство энергетикиРФ в начале года представило на общественное обсуждение очередные поправки к закону “О теплоснабжении”. Предлагается в пилотных городах, а потом и всех остальных создать Единые теплоснабжающие организации (ЕТО), которые будут за свой счет закупать тепло у производителей по самой выгодной цене. Значит смогут экономить и направлять средства на модернизацию оборудования и теплотрасс.

При этом цены на тепло ограничат предельным тарифом “альтернативной котельной”. Иными словами — это цена на тепловую энергию для потребителя, при которой окупается проект строительства новой автономной котельной, независимой от централизованных источников. Предполагается, что у потребителя будет выбор: либо покупать тепло у ЕТО, то есть быть подключенным к централизованной системе теплоснабжения, либо построить свою котельную и производить тепло самому.

Уже известно, что с вводом тарифа “альтернативной котельной” в 200 городах страны цены на тепло поднимутся с текущих 1241 до 1569 руб. за гигакалорию, стоимость возрастет на 26%. Она состоит из затрат на покупку газа, возврата капитала, потери в сетях, содержания сетей и ставки за мощность. А доля сетевой составляющей в России выше, чем во многих странах. В отдельных регионах доля сети в тарифе доходит до 65%.

В министерстве предполагают, что такой тариф позволит к 2030 году снизить износ теплосетей с нынешних 60 до 30%, а износ оборудования ТЭЦ — с 68 до 50%. Однако потери в сетях заложены в новом тарифе в размере 12%, тогда как реальные потери 20—25%. При этом Минэнерго может снять барьеры для ухода крупных потребителей из системы централизованного теплоснабжения. А как быть рядовым? Потянут ли они новый тариф?

Министр энергетики Российской Федерации Александр НОВАК в своих публичных выступлениях считает задачей своего ведомства сохранять единую сеть. Сегодня в тепловом хозяйстве много потерь и издержек, говорит он. Основная причина отсутствия инвестиций, по его словам, — опасения инвесторов, что их вложения не окупятся. Отрасли нужен долгосрочный тариф, и его базовая величина должна быть справедливой.

При этом тариф по тепловой генерации не может быть выше тарифа “альтернативной котельной”, что станет ограничением для его роста. А потери на уровне 12% вполне достижимый показатель. Долгосрочный тариф будет сдерживать цены на тепло на прежнем уровне независимо от того, какую модернизацию провела теплоснабжающая организация, — уверен министр.

В тарифе правды нет

Сегодня при расчете тарифов на тепло используется метод так называемых экономически обоснованных расходов. Размер тарифа зависит от затрат теплоснабжающей организации на топливо (газ, дизель, мазут, уголь, щепа, дрова) и от изношенности оборудования. Норматив для каждого населенного пункта местные власти устанавливают самостоятельно. Он зависит от уровня зимних температур и теплоотдачи жилого фонда.

Что же меняет новая модель рынка? В пределах тарифа альтернативной котельной ЕТО будет вольна на свое усмотрение заключать контракты на коммерческих началах. По мнению сторонников новой модели, фундаментально изменятся отношения поставщика и потребителя. Модель даст им возможность договариваться напрямую без посредничества государства. Неважно, какие будут затраты и проблемы, главное — поставлять тепло дешевле, чем потребитель сам мог бы его производить. ЕТО будет на хозрасчете. Она будет покупать самое дешевое тепло, какое есть на рынке, и как результат — будет меньше загружать неэффективные котельные. Высвободятся деньги, которые можно будет направить на ремонт оборудования и теплотрасс, снизится аварийность, уменьшатся потери.

Как же схоже это выстраивание золотых гор с “соловьиными трелями” реформаторов РАО “ЕЭС России”, размазавших единую электроэнергетическую систему в ожидании прихода инвесторов. Но до сей поры не потекли в нее инвестиции. Теперь уже Мин-энерго декларирует рынок и конкуренцию в сфере теплоснабжения. Насколько сильны здесь будут позиции ЕТО? Пока они смогут выбирать самое дешевое тепло лишь в 36 городах страны с населением больше 500 тыс. человек, где есть система закольцованных трубопроводов, в которую подают тепло сразу несколько производителей. Остальные города оказываются вне игры.

По замыслу Минэнерго эту схему потенциально можно расширить еще на 200 городов, где есть крупные ТЭЦ. А производимое ими тепло стоит намного дешевле, чем у котельных, занявших сейчас около 70% теплового рынка. Новые правила позволят ТЭЦ начать наращивать свою долю и стать основными поставщиками для ЕТО. Это весьма реальная идея удешевления тепла для конечных потребителей, но при нынешних потерях в сетях она может не сработать.

Источник: Курс-Н №22 от 27.06.2014

Владимир ЦВЕТКОВ, Курс-Н, фото: Курс-Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.