Распечатка с мобильника

07.07.2014
Просмотров: 1722

Офицера пришлось искать с помощью сотовых операторов.

Он не раз смотрел смерти в глаза в горячих точках, а бесследно исчез в родном Нижнем Новгороде. Летом 2003 года подполковник внутренних войск Петр Марычев (назовем его так) взял отпуск, чтобы традиционно скататься на Дальний Восток за очередной "японкой" для себя или для перепродажи, и на ней же вернулся домой.

Три версии

Однако когда подполковник приехал в Нижний, его сотовый телефон внезапно стал недоступным для всех друзей и близких. Встревоженная супруга Петра Ивановича обратилась за помощью в правоохранительные органы. Оперативники ФСБ вместе с коллегами из военной прокуратуры Нижегородского гарнизона провели проверку по факту исчезновения офицера, но обнаружить следы отпускника не смогли.

После этого материалы доследственной проверки поступили в прокуратуру Автозаводского района - по месту жительства без вести пропавшего. Прокурор Сергей Гребышев собрал у себя расширенное совещание, на котором вместе со следователями и милицейскими сыскарями проанализировал всю имевшуюся на тот момент информацию.

К сожалению, таковой было совсем немного. Только то, что командир части, где служил Марычев, накануне распорядился отозвать его из отпуска.

- Это вселяло хоть какую-то надежду, что подполковник все еще жив, - вспоминает старший следователь прокуратуры Автозаводского района Александр Быков, ныне прокурор отдела государственных обвинителей прокуратуры Нижегородской области. - В моей практике тогда уже был похожий случай, когда из воинской части пропал майор, которого командир не отпустил забрать с места прежней службы на Дальнем Востоке домашний скарб.

Майор вспылил и послал полковника на три буквы, после чего внезапно исчез. Тогда Александр Быков вместе с коллегами из ФСБ тоже очень долго искал офицера. Но в итоге эта история приобрела комическую окраску: оказалось, все это время обиженный майор прятался в квартире своей подружки…

В нашем случае экстренное совещание в районной прокуратуре выдвинуло три рабочие версии. Первая основывалась на том, что, поскольку командование срочно вызвало Марычева на службу, тот мог надумать рвануть еще и за второй "японкой". Правда, вряд ли любящий отец и отличный семьянин мог бы не сообщить об этом супруге.

Вторая версия делилась на две части - на бытовую и криминальную. Первая исходила из предположения, что подполковник выгодно продал купленную на Дальнем Востоке машину и на радостях рванул еще за одной. При этом на вырученные деньги он где-то загулял. Криминальная часть версии предполагала, что офицера с вырученными деньгами кто-то где-то подкараулил и либо убил, либо сильно покалечил.

Наконец, третья версия, которую следствие отрабатывало в первую очередь, заключалась в том, что к таинственному исчезновению Марычева может быть причастен покупатель машины.

Спокойный как удав

При знакомстве с покупателем Александр Быков поймал себя на мысли, что этот строитель из поселка Доскино сильно напоминает сказочного персонажа - удава Каа из мультфильма "Маугли". Крепкий и спокойный до флегматичности здоровяк, когда его вызвали по повестке, прикатил на той самой "Мицубиси", которую приобрел у Марычева, и на вопрос следователя просто указал ему в окно:

- Да вон же она, во дворе, - и начал объяснять, как проходил процесс купли-продажи автомобиля. - Мы с ним встретились, договорились о цене, обговорили все детали. Потом я к нему приехал, отдал деньги, и продавец попросил меня отвезти его на Московский вокзал. Передав мне расписку о получении денег, он вышел в районе вокзала, после чего я больше его никогда не видел.

После такого объяснения следователь и оперативники практически исключили последнюю версию из числа рабочих. Расписка и то обстоятельство, что продавец вышел с деньгами в Канавине, будто бы подтверждали другую, бытовую версию, которая подразумевала, что после продажи одного японского авто Марычев сразу же устремился еще за одним.

Оперативники зацепились за эту версию и стали проверять все поезда, камеры видеонаблюдения в том районе, но следов пропавшего подполковника так и не нашли.

Тогда сыщики рассудили по-другому: то, что офицер вышел у вокзала, вовсе не означает, что он сел именно на поезд. С той же долей вероятности Марычев мог поехать на междугороднем автобусе или, например, отправиться в аэропорт.
Подполковник мог махнуть в Прибалтику - там он тоже иногда брал машины.

Когда и эти версии были отработаны, следственно-оперативная группа начала приходить к выводу, что офицер вообще никуда не выезжал из Нижнего. Было возбуждено уголовное дело по статье, карающей за убийство, а оперативники вместе со следователем вновь вернулись к покупателю машины. Получалось так, что все концы сходятся именно на нем.

Вызвали "удава", тот за все время допроса никаких признаков волнения не проявлял.

- Да, я отвез его на вокзал, - предельно спокойно повторил покупатель. - Там он мне передал вот эту расписку. Что еще надо? Требуется осмотреть машину? Давайте осмотрим…

Осмотрели. Но ясности с пропажей офицера это не прибавило, как и поездка к конечному пункту той злополучной поездки.

В арсенале оперативников остались лишь два возможных варианта докопаться до истины: это проверить "удава" на детекторе лжи или пробить мобильник погибшего по пеленгу.

- Мы прекрасно понимали, что экспертиза на полиграфе доказательством по делу не является, но все же решили хотя бы для себя проверить на нем подозреваемого, - признается Александр Быков. - Объясню, что на этом некогда сверхмодном устройстве настолько сложная система проведения экспертизы, что гарантировать стопроцентный результат не может никто.

К тому же имеется целая куча ограничений. Допустим, полиграф не может быть применен к человеку, у которого наблюдаются любые психические отклонения, заболевания сердечно-сосудистой системы и т.д. Но много ли мы знаем людей, у кого нет проблем с нервной или сердечно-сосудистой системой?..

Единственный вопрос

В тот день с полиграфа оперативники вернулись "абсолютно никакими", вспоминает Быков. Оба встали на пороге, опустили глаза и в один голос устало произнесли: "Это точно не он". Но тут вернулся оперуполномоченный, пробивавший мобильник Марычева. Тут надо пояснить, что распечатка телефонных соединений, взятая из сотовой компании, помогает проследить весь путь движения владельца телефона.

Следствию было известно, что подполковнику постоянно звонили, он все время с кем-то разговаривал. Как утверждал покупатель, они встретились в Соцгороде и поехали по проспекту Ленина через Московское шоссе к вокзалу, где и расстались.

В распечатке пеленга значилось: действительно, Соцгород, но дальше - 13-я больница, аэропорт, совхоз Доскино, совхоз Доскино, снова совхоз… Далее телефон, пока не разрядился, двое суток проявлял себя в поселке Доскино.

Когда опера примчались к "удаву", тот сидел в кабинете, как обычно, абсолютно спокойный, отрешенный от всего. Сыщики положили перед ним распечатку звонков и сказали: "У нас только один вопрос: где труп?"
Покупатель ответил не сразу, но так же спокойно: "На свалке закопан"…

Со времени исчезновения подполковника прошло чуть более двух недель. Было лето, и искать тело офицера спасателям МЧС пришлось в противогазах и костюмах химзащиты.

А обстоятельства убийства, как выяснилось, были довольно банальными. Оформляя договор купли-продажи, стороны договорились, что покупатель отдаст только часть денег, а другую потом - возможно, даже стройматериалами, так как сам работал строителем.

Но когда командир части отозвал подполковника из отпуска, Марычев примчался к "удаву" на работу в Соцгород и начал угрожать ему, что заберет машину обратно, если оставшуюся сумму он не получит прямо сейчас.

Покупатель, у которого таких денег не было, как и желания расставаться с иномаркой, пригласил продавца к себе в совхоз Доскино, пообещав полностью расплатиться там. По дороге он попросил офицера написать расписку о получении денег и убрал ее в бардачок.

В поле перед самым совхозом водитель вдруг свернул на грунтовку, объяснив, что ему, мол, приспичило. Там, в лесочке, в районе стихийной свалки, он вышел из машины, затем открыл багажник и попросил офицера полить ему воды на руки. Как только ни о чем не подозревавший Марычев вышел, покупатель выстрелом из обреза охотничьего ружья снес ему полчерепа. Труп убийца оттащил в поле, после чего уехал домой. По дороге он выбросил обрез, который якобы нашел где-то в гаражах, с моста в Оку. А ночью вернулся на поле и перезахоронил тело в овраге рядом со свалкой.
В суде "удав", для которого это была первая судимость, получил 15 лет колонии строгого режима.

Источник: газета "Нижегородские новости"

Константин ШИШАРИН, Нижегородские нвоости, фото: nsk.kp.ru

Источник: Нижегородские новости
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.