Ответственность топ-менеджеров

22.07.2014
Просмотров: 1307

Что ждет недобросовестных руководителей в период банкротства?

В предыдущей публикации мы затронули один из важнейших для нас, как для защитников частного бизнеса, аспект реформирования гражданского законодательства — усиление ответственности топ-менеджмента хозяйственных обществ. И рассмотрев детально условия применения санкций к руководству в «мирное время», сегодня хотим уделить внимание тому, какие последствия ждут недобросовестных менеджеров компании в период ее банкротства.

Существенные изменения были внесены в ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которая имеет соответствующее название: «Ответственность должника и иных лиц в деле о банкротстве». На основании данной статьи можно выделить два вида оснований для привлечения к ответственности:

1. Несвоевременная или необоснованная подача заявления о банкротстве в арбитражный суд ответственным за это лицом (руководителем должника или учредителем/участником должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником).

2. Любые действия делового характера руководителя, собственника или ликвидатора, повлекшие убытки и, как следствие, банкротство.

Что касается первого вида ответственности, то он проистекает из нарушения ст. 9 Закона о банкротстве, где закреплена обязанность руководителя организации-должника, которая не в состоянии расплачиваться с кредиторами, подать заявление о банкротстве в арбитражный суд. И несмотря на то, что данная статья в действующей редакции существует уже более пяти лет, многие руководители не считают подачу такого заявления обязательной по причине халатности либо в надежде до последнего сохранять бизнес. Однако, независимо от оснований такого бездействия, непредставление заявления в установленные законом сроки, а именно в течение 1 месяца с даты возникновения такой обязанности, влечет для руководителя как административную ответственность, так и гражданскую, в виде возмещения возникших за период неуведомления денежных обязательств должника. При этом важно подчеркнуть, что деньги взыскиваются судами общей юрисдикции по заявлению арбитражных управляющих за пределами дела о банкротстве (Определение Арбитражного суда Нижегородской области от 27.11.13 г. о взыскании с директора ООО «Регион-Агро» 112 713 000 руб.).

Причем, пока не доказано иное, предполагается, что должник признан банкротом вследствие действий или бездействия контролирующих должника лиц. Это значит, что руководителю либо собственнику в каждом конкретном случае придется доказывать свою невиновность и отсутствие причинно-следственной связи между его действиями и наступившей неспособностью организации отвечать по своим долгам.

То же правило действует и в случаях привлечения к субсидиарной ответственности менеджмента компании в уже возбужденное арбитражное дело о банкротстве, с тем чтобы они отвечали по обязательствам общества, которое довели до банкротства.

Это означает, что контролирующие должника лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную (дополнительную) ответственность по его обязательствам. При этом размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов.

Если в примере с несвоевременным заявлением о банкротстве ответственность руководителя должника определял суд общей юрисдикции, то при банкротстве этот вопрос решается наряду с основным в арбитражном суде, и производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения арбитражным судом определения по требованиям о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности (Постановление кассационной инстанции от 24.01.14 г. о привлечении к субсидиарной ответственности и взыскании с администрации Балахнинского муниципального р-на 175 098 019 руб. как с собственника имущества должника).

Что касается отдельных случаев привлечения к ответственности, то в случае, когда контролирующим лицом является юридическое лицо, субсидиарную ответственность при банкротстве «дочки» несет головная компания. При этом если контролирующий акционер/участник — физическое лицо, то он привлекается к солидарной ответственности. Напомним, что солидарная ответственность отличается от субсидиарной тем, что кредитор вправе предъявить требование об исполнении, а следовательно, и об ответственности как ко всем должникам совместно, так и к любому из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Кстати, чуть отвлекаясь от темы, заметим, что новеллой последних изменений в гражданском законодательстве стала норма, согласно которой головная компания привлекается к ответственности не только в случае банкротства «дочки», но и по всем ее долгам.

Новации законодательства призваны улучшить действующий механизм правового регулирования. С одной стороны, повышается ответственность топов, и сложившийся в девяностые годы типичный способ ухода от ответственности перед кредиторами путем продажи доли в компании в другой субъект федерации уже не поможет, так как долги предъявляются тому руководству, которое к ним причастно. А после такой продажи, обычно номинальным новым владельцам, компании не работают. Таким образом, профессиональные управленцы, понимая возможные риски, будут принимать еще более взвешенные решения.

С другой стороны, в отношениях «кредитор-должник» находится большое количество хозяйствующих субъектов, это неотъемлемая часть ведения бизнеса. Таким образом, возможность не только получить судебное решение на бумаге, но и взыскать долг с конкретного ответственного лица в целом направлена на повышение финансовой дисциплины, что должно способствовать улучшению делового климата.

Источник: Биржа № 26 от 15 Июля 2014

Юлия Крузе, Биржа

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.