«Не нужно всем выдавать аттестаты»

24.02.2015
Просмотров: 1767

Почему в России пора менять подход к обучению в школах.

Высшая школа экономики подготовила программу перевоспитания отстающих школ. В экспериментальном режиме методика обкатывается в отдаленных микрорайонах Москвы — Некрасовке, Капотне и Марьино. В прошлом году здесь появился университетско-школьный кластер, куда вошли 33 образовательных комплекса, созданных из 220 бывших школ и детсадов. Почему детей нужно учить по-новому? Почему образование должно быть платным и неповсеместным? На эти и другие вопросы «Ленты.ру» ответил идеолог проекта, заместитель научного руководителя НИУ Высшая школа экономики, доктор экономических наук Лев Любимов.

«Лента.ру»: Когда моя дочь закончила первый класс, я спросила: будешь скучать по учительнице? «Нет, — в ужасе ответил ребенок. — Она с нами обращается как с собачками: "Сесть! Встать!"»

Любимов: Интересно начали. То, о чем вы говорите, называется дидактическое обучение. Существовало давно, с конца XIX века. И сейчас большинство школ России живет так же. Это некая устная трансляция от субъекта к объекту.

То есть школьник как личность, как субъект не рассматривается?

Конечно, нет. На Западе давно поняли, что устный пересказ учебника — источник опасности. Так научить ничему невозможно. Наука развивается не эволюционным путем, как раньше, а взрывным. Основной корпус профессиональных конкретных знаний устаревает за 4-5 лет. И потому север Европы, Канада, Австралия, Сингапур, Южная Корея перешли к тому, что надо учить не столько и не только знаниям, сколько способам обращения со знаниями, их применения, поиска, отбора, извлечения и наделения собственными смыслами. То есть учить компетентности. Китай уже провел эту реформу — заменил дидактическую парадигму на деятельностную и стал мировым школьным лидером. А мы отстаем уже лет на 50.

Но ведь начальная школа четыре года назад перешла на новые стандарты образования. Чиновники обещали, что из школ уйдет зубрежка, все внимание — практике, развитию компетенций. Разве нет?

Обычный учитель не знает, что и как с этими стандартами делать. Он умеет только устно пересказывать учебник и командовать. И испытывает дискомфорт, потому что чувствует: дети этого не воспринимают.

У нас считают, что ежели приняли закон, стандарт, издали приказы, то все сделается само собой. Нет, не сделается! Нужно учить школу тому, что делать и как делать по новой парадигме. Нужны большие инвестиции в учителя, директора, если хотите — в родителя тоже.

Кривая развития потенциала человека на графике в первые десять лет его жизни идет по экспоненте. А потом замедляется и к 30 годам почти выравнивается. Российская школа не дает детям по-настоящему развить свой потенциал. Вот и штампуем массовых троечников. А затем из них вырастает масса неконкурентоспособных взрослых. У нас сегодня минимум профессионалов мирового уровня практически в каждой области. Зато толпы иждивенцев и квазипредпринимателей, цель которых схватить чужой бизнес, «отжать» и вывезти за рубеж валюту.

И вы в своем университетском кластере хотите изменить систему? С чего начали?

С учителей. Первое, что я им говорю при встрече: если вы до сих пор уверены, что являетесь главным источником знаний для детей — это печально. Если сегодня ребенку данная тема интересна, а вы будете на уроке транслировать наш тощий учебник, он дома в интернете сам найдет интересные и нужные ему материалы, но одновременно потеряет интерес к вам. Он будет знать больше вас по этой теме. Педагог сегодня должен стать предметным экспертом. А с этим у большинства проблемы. Если человек закончил факультет физики классического университета, в дипломе ему напишут: физик, преподаватель физики. А если закончил педуниверситет, в дипломе будет значиться «учитель физики». Понимаете разницу? В Финляндии никого без магистерского диплома классического университета в школу не примут. Наша задача из учителей физики сделать физиков.

Как?

Это не короткая история. Для начала в кластере университетские профессора проводят с учителями программу повышения квалификации. И часто натыкаются на то, что их многие не понимают. После семинаров профессора дают задание — освоить за год с десяток профессиональных книжек. Потом проверим, все ли поняли.

Экзамен будете устраивать?

Я написал таких навыков на полторы страницы. Следовательно, надо сесть с родителями и сказать: сейчас отрабатываем это, завтра — другое. В начальной школе переосмысливаем задачи обучения чтению и письму. Обучить чтению — значит сделать ребенка пожизненно зависимым от книги, текстов. Ни дня без главы! Обучить письму — значит сформировать у ребенка устойчивую потребность в презентации в письменном виде своих мыслей, впечатлений, переживаний. Ни дня без строчки! К концу началки у ребенка должно появиться собрание собственных письменных текстов. Динамично развивающаяся устная речь, зараженность чтением, писательство — это основа мощного интеллектуального развития. И ничего этого сегодня нет ни в садах, ни в школах. Зато потом «в среднем» будут 50 баллов ЕГЭ!

Как раз в Едином госэкзамене многие видят основное зло. Главная задача педагога сейчас — натаскать на тесты детей.

ЕГЭ — это невыносимая для учителя и директора пытка. Они, да что они — все население не привыкло к независимой оценке своего труда. Культура независимой оценки — это очень высокая культура. Плановая экономика ее убила — что ни сляпают, все продастся, все распределится. ЕГЭ — маленький элемент этой высокой культуры, которую нужно возрождать. Но это сработает, если госэкзамен будет беспристрастным. Прошлым летом только ленивый не говорил о том, что наконец-то у нас провели первый честный ЕГЭ. На самом деле это не совсем так. Взгляните на систему оценок. Вначале минимальный результат, дающий право на аттестат, по математике был установлен на уровне 24 баллов. Потом посмотрели результаты и снизили до 21 балла. Потому что в противном случае 20 процентов выпускников остались бы без аттестата. В этом году снизим еще на 5 баллов, в следующем — на десять? А ведь сложность нынешних задач для получения трояка и аттестата — на уровне двух классов начальной школы. «Петя потратил на яблоки 7 рублей, а потом еще 13 рублей на конфеты. Сколько всего денег израсходовал Петя?» Я считаю, что не нужно всем выдавать аттестаты. Сдал ЕГЭ ниже 40 баллов — а это уровень знаний за 5-й класс — вот тебе справка о том, что использовал свое конституционное право на равную возможность получения полного среднего образования. Но аттестата не заработал.

В ваш кластер вошли 220 бывших школ и детсадов. Получился некий образовательный монстр. Такие комплексы — тренд сегодняшнего дня. Все индивидуальное убивается. Разве в «массовке» можно воспитать конкурентоспособного гражданина?

Первый и главный источник движения вперед человечества — многообразие. Поэтому создание комплексов — верный шаг. Где еще можно получить многообразие педагогических команд, образовательных сред, оргкультур, стилей и концепций лидерства, инфраструктур, информационно-библиотечных ресурсов? На основе этого возникает синергетика, которая и формирует среду для воспитания новых людей. Синергетика — это самоорганизующееся развитие. А жалуется на реформы, да еще и науськивает родителей на реформаторов как раз та самая третья часть учителей, о которых я говорил. Как раз они и пишут доносы Путину, Медведеву, Папе Римскому. Им есть что терять. Средняя зарплата учителя в Москве сейчас — 70 тысяч. У директора — в три раза больше. За последние годы в Москве при организации комплексов сменилось более 80 процентов директорского корпуса. Старые руководители отличались инертностью, не выдерживали современных требований. Они уже не стремились рвать финишную ленточку. Но и новые не все хороши. Многих через два-три года придется снова менять.

Разве частая смена руководства — это благо? Родители жалуются, что сегодня на место опытных кадров приходят юные, никому не известные молодые люди. Подозревают, что чьи-то родственники.

В Москве создана конкурсная многоступенчатая и открытая наблюдению система отбора, которая уже начала распространяться по всей стране. Родственники, если у них ничего нет в голове, просто не пройдут. Все директора проходят аттестацию. Напоминает экзамен на водительские права. В течение 3-4 часов кандидат отвечает на вопросы компьютера. В тестах — пять блоков по 100 вопросов. Выдержавшие аттестацию обсуждаются и могут быть утверждены на окружном совете управления образованием, а потом на городском. Вчера, например, мы слушали 55-летнего очень бодрого отставного полковника с высшим образованием, претендовавшего на пост директора. Его заблокировали по нулям. А раньше бы он прошел. На заключительном этапе управляющему совету школы предлагается на выбор три кандидатуры директора. И родители выбирают.

Беседовала Наталья Гранина, Лента.ру, фото: Илья Питалев / РИА Новости

Источник: Лента.Ру
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.