Крым: год спустя

12.03.2015
Просмотров: 1797

Год назад началась новая эпоха современного мира. Возможно, историки будущего назовут ее «посткрымской эпохой»; возможно — как-то еще.

Год назад началась новая эпоха современного мира. Возможно, историки будущего назовут ее «посткрымской эпохой»; возможно — как-то еще. Вряд ли, однако, кто-то станет спорить с тем, что всё началось именно с Крыма. С крымского бунта против киевских мятежников. С возвращения Крыма в Россию при, безусловно, самой активной поддержке последней. Именно это событие привело к тектоническим сдвигам в России, Евразии и прочем мире. Последствия которых нам еще предстоит пережить и оценить. Но даже сейчас уже, год спустя, многое стало ясно.

Мартовские иды

Это сейчас задним числом становится более-менее понятно, что прошлогодняя «крымская весна» была самой удачной, успешной, мирной и бескровной революцией последних лет. В начале весны прошлого года так отнюдь не казалось. Всё держалось на нервах, всё висело на волоске, и не у одного, надо полагать, неприятно засосало под ложечкой, когда президент Путин запросил у Совета Федерации разрешение использовать на территории Украины войска. Не один, видимо, тревожно подумал тогда о грядущей войне; не одного серьезно напрягло заявление Обамы об «очень серьезных последствиях».

И когда в Крыму высаживались «вежливые люди» и одну за другой блокировали украинские военные базы с совершенно неочевидными последствиями; и когда в Черное море входили один за другим корабли НАТО, а из Брюсселя и Вашингтона друг за другом летели в Москву предупреждения одно грознее другого; и когда были все эти стремительные, нервные, тревожные мартовские иды — казалось, что достаточно одного неверного шага, одного шального выстрела, и дело обернется кровавой мясорубкой и грандиозным позором. И то, что с Крымом вышло всё так, а не иначе, можно (и нужно!) объяснить лишь невероятным стечением удачных обстоятельств, первоклассной, на уровне гениальности, организацией операции по возвращению полуострова и Промыслом Божьим. Ничего заранее предопределено не было. Всё могло пойти не так, всё могло быть гораздо хуже.

Ничего страшного

Но наглость — вторая удача, а смелых судьба бережет. Понятно, что с Крымом Россия ввязалась в противостояние не с Украиной, а с ее покровителями в лице коллективного Запада. И вот это было действительно серьезно, и до сих пор еще кажется, что не все до конца осознали степень этой серьезности.

Россия изменила глобальный миропорядок. И то, что архитекторы и бенефициары этого миропорядка ничего не смогли с этим поделать, предопределило все их дальнейшие действия.

Раз уж не удалось помешать России поступать по своему разумению, ее нужно было наказать. И наказать так, чтобы другим было неповадно, чтобы никто больше не посмел усомниться в силе и влиянии гегемона. Было публично и многажды заявлено, что Россия заплатит за Крым цену, несопоставимую с приобретением; было открыто и неоднократно сказано, что цель санкций — разрушить экономику страны и привести к смене курса. Желательно — путем смены режима. И звучало, и выглядело всё это весьма впечатляюще и поначалу реально пугало и нервировало очень многих людей. Пока, по прошествии года, не оказалось, что всё совсем не так страшно. И в политике, и в обществе, и даже в экономике негативные тренды отнюдь не доминируют над позитивными. Надо лишь правильно считать и адекватно оценивать. И тогда баланс годового противостояния с Западом окажется совсем не таким удручающим, как могло бы показаться изначально.

Про политическую консолидацию общества говорить не будем, про это и так все в курсе. 94% крымчан, спустя год продолжающих положительно оценивать возвращение в Россию, и 84% всех россиян, поддерживающих политику Путина, наглядно свидетельствуют о сплоченности общества вокруг власти и безуспешности попыток расколоть и разрушить это единство. Санкции, которые принесли много неприятностей российской экономике, не стали для нее ни фатальными, ни даже сколь-нибудькатастрофичными. Рубль восстановился после декабрьского падения и уверенно продолжает укрепляться. Однако его девальвация уже привела к росту промышленного производства и запуску новых предприятий. За первые два месяца текущего года открыто в два раза больше новых производств, чем за тот же период прошлого года. Растет металлургия, растет (на волне контрсанкций) сельское хозяйство, растут внутренний туризм и сфера услуг. Ни инфляция, ни девальвация не оказали столь уж катастрофического влияния на уровень жизни населения, чтобы побудить его к волнениям и протестам. А вот к поиску новых возможностей побудили вполне.

Признание свершившегося

Признание того факта, что Россия оказалась куда более устойчивой к санкциям, чем ожидалось, уже почти состоялось даже среди западных санкционеров. Правда, выводы из этого факта могут последовать разные. Одни захотят — и уже поговаривают об этом — ужесточить санкции, чтобывсе-таки додавить Россию и принудить ее к уступкам. Другие согласятся, что дело нудное, трудное, затратное и бесполезное: Россию этими санкциями не сломать, а скорее можно только укрепить. Так что надо включать заднюю и начинать договариваться.

Этот подход в последнее время набирает всё больше сторонников, особенно в Европе, которая страдает от санкционного противостояния меньше, конечно, чем Россия, но больше, чем Америка. Возобладает этот подход или нет, пока неясно. Но вот что очевидно, причем даже в Америке: Россия вернулась в высшую лигу мировой политики в качестве сильного независимого игрока. И это надо признать, и с этим надо смириться. Как сделали герои популярного сериала «Карточный домик», в третьем сезоне которого президент России не просто становится главным противником США, но и одерживает над своим американским коллегой убедительную психологическую и дипломатическую победу. Переоценка роли и места России в американском общественном мнении состоялась. Значит, то же самое произошло и во всем мире. Всего лишь год спустя.

Прямая речь

Конечная цель была в том, чтобы дать возможность людям выразить свое мнение по поводу того, как они хотят жить дальше. Про себя подумал: если люди захотят, значит… они будут… с большей автономией, с какими-то правами, но в составе украинского государства. Но если они захотят по-другому, то мы не можем их бросить. Мы результаты референдума знаем. И мы поступили так, как были обязаны поступить.

Президент России Владимир ПУТИН.

Нынешняя компактная геополитическая линия России, усвоившей негативные уроки глобального господства Советского Союза, и тактически, и стратегически является более эффективной. Мы это уже видим. Скоро увидим еще отчетливей. А вот глобальные гигантизм и гегемонизм США и Евросоюза всё чаще дают сбои. Ситуация с Украиной и вокруг неё это демонстрирует.

Декан Высшей школы телевидения МГУ имени Ломоносова Виталий ТРЕТЬЯКОВ.

Что-то (или кто-то) мне подсказывает: 2015 год станет переломным в решении ключевых задач по окончательной суверенизации российской финансовой системы. Как только Россия (по планам — в текущем году) обзаведется аналогом SWIFT и полноценной национальной платежной системой, всё и решится.

Бизнесмен Александр ДУБРОВСКИЙ.

По страницам СМИ

«В странах Евросоюза всё чаще говорят об отмене санкций против России. В частности, на митинге в Праге накануне звучали лозунги о нежелании войны с Москвой. До реальных действий пока не доходит: Европа следит за происходящим в Донбассе. США, наоборот, настроены на усиление санкций и милитаризацию Украины. Сценарии войны и мира одинаково вероятны, но в пользу мира говорит то, что он одинаково нужен и Москве, и Брюсселю».

«Взгляд».

«Украинский кризис обнаружил новый уровень напористости в российской внешней политике. В 2014 году Владимиру Путину, в сущности, удалось вернуть России статус великой державы, которого она, с его точки зрения, по праву заслуживает. Многие наблюдатели за пределами страны, разумеется, считают, что за этот вес Россия заплатила слишком высокую цену, но Путин и Кремль сумели доказать, что Россия больше не хочет идти на компромиссы и что она готова бросить вызов превосходству Запада».

«The Conversation».

Экспертное мнение

— Для текущих публикаций по экономической ситуации характерен крайний пессимизм — в логике «всё плохо», «мы вползаем в кризис» или уже совсем «падаем в пропасть». Однако, если смотреть на окружающую реальность более спокойно и взвешенно, понимаешь, что события прошлого года, в частности сильная девальвация рубля, имеют не только негативные, но и определенные позитивные последствия. Главная проблема — сумеем ли мы их использовать.

Директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Андрей ЯКОВЛЕВ.

Источник: газета "Нижегородская правда"

Алексей Ларин, Нижегородская правда

Источник: Нижегородская правда
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.