Можно ли угрозы превратить в возможности?

13.04.2015
Просмотров: 1632

Санкции как новая возможность для развития конкуренции.

Санкции и кризис изменили традиционные рынки, усилив конкуренцию на них, создав для продавца возможность заработать. Для регионов ситуация несколько иная: обрушение национальной валюты и целых рынков чревато в краткосрочной перспективе недобором денег в бюджет, а в долгосрочной — невыполнением стратегий развития.

О том, как можно повлиять на ситуацию с помощью антимонопольного регулирования, рассказал руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области Михаил Теодорович.

— Михаил Леонидович, можно ли уже говорить о том, что введение санкций изменило конкурентную среду в Нижегородской области?

— Да, можно. В первую очередь из-за того, что перераспределились товарные потоки и структура спроса. Поясню на примере. Меньшее количество платежеспособных нижегородцев перестали выезжать за рубеж, но многие из них стремятся поддерживать привычный образ жизни, потому потребительские расходы, которые совершались в зарубежных поездках, они переносят на территорию РФ. Это касается и рекреационных услуг, и сопутствующих — увеселений, транспорта, и потребительских — общепита, гостиниц. Появились деньги, за которые бизнес может побороться. Это хорошее время для рынков. Неожиданный и не обеспеченный предложением спрос дает возможность даже прежде неконкурентоспособным предложениям. Например, в турбазы, расположенные далеко от Нижнего, в которых раньше жили только на праздники, сейчас не пробьешься: они загружены не на обычные 30%, а на 90% и больше.

Во-вторых, на рынках пришли в движение цены. Новое соотношение цены и качества пока не сложилось, потому продавцы могут экспериментировать: пока при некоторой ловкости они могут получать завышенную маржу и завышенную рентабельность. Это своего рода школа молодого бойца, которая, возможно, выпустит в мир новых предпринимателей.

Появились угрозы для традиционных рынков, тех, которые дают значимый вклад в бюджет и в обеспечение достойно оплачиваемой занятости; здесь можно напомнить о ситуации в автомобилестроении. На фоне этих угроз возникают и новые угрозы вторичного уровня, например обострение конкуренции со стороны других регионов за тех же автопроизводителей. Если уж они сокращают присутствие в России и с этим, видимо, ничего пока не поделаешь, то, по крайней мере, важно добиваться того, чтобы Нижегородскую область это коснулось в возможно меньшей степени.

— Как изменилась роль государства на рынках? К примеру, если взять ипотеку, то с введением компенсации процентной ставки большая часть этого рынка перетекла к госбанкам…

— Это сопутствующий эффект. О банках думают — куда без них? — но не в первую очередь. В первую очередь все думают о людях и рынках. Стимулирование ипотеки поддерживает жилищное строительство и долгосрочные стратегии домохозяйств. Конечная цель — сохранить рынок жилья как экономическую реальность, сохранить возможность обзавестись жильем еще при этой жизни, сохранить как реальность социальную и психологическую. То, что банкам при этом достаются какие-то бонусы, — плановый побочный эффект.

— На каких еще рынках усилилось влияние государства из-за санкций?

— Очень косвенно — на рынке продуктов питания. В связи с закрытием европейских рынков возникла необходимость замещать эту продукцию. Например, аргентинская говядина: чтобы торговля дотянулась до Аргентины, чтобы товарные потоки не побоялись двинуться в неизвестность, нужны межгосударственные контакты, политические гарантии. Государство создает для торговли некий коридор доверия, который позволяет снизить риски. Когда торговля налаживается, хеджирование рисков со стороны власти перестает быть необходимым. Но без государства эти риски на начальном этапе превращались бы в огромные цены.

— Из-за изменения ситуации на рынках появилась ли новая специфика в нарушениях антимонопольного законодательства?

— Я бы не сказал. Мы работаем точечно, занимаемся тем, что поручило правительство — спекулятивной маржой, нарушениями профильного нам законодательства. Нормальная маржа в среднем составляет 15–20%. Приведу хрестоматийный для меня пример. Пачка масла нижегородского производителя стоила осенью в среднем 65–70 рублей. Но если в отдельной точке она вдруг поднималась до 90, это вызывало некое волнение в народе: люди начинали думать, не поспешить ли в магазины с нормальными ценами и не купить ли уже не одну пачку, а несколько. В одном случае с маслом, в другом — с зеленым горошком или с чем-то еще — так рождается ажиотаж. Наша задача — гасить эти импульсы ажиотажного спроса в зародыше. Мы фиксируем такие факты, выносим их на рабочую группу при прокуратуре, которая включает эти факты в план проверок. Проверка приходит комплексная: МЧС, Росздравнадзор, Роспотребнадзор и мы — каждый по своей части. В итоге возможно оформление нескольких протоколов, необязательно связанных с ценообразованием. Мы не держим эту практику в тайне, напротив, в итоге у рынка есть полное представление о вероятных последствиях тех или иных выборов.

— А в госзакупках?

— Мы проанализировали крупные торги, жалобы на которые поступили в УФАС. И увидели, что торги, которые не состоялись из-за того, что на них никто не пришел, составляют около 20%; торгов, где цена почти не снижалась (один шаг вниз) и лот уходил почти по начальной цене, — где-то 25%, столько же было торгов, где цена рушилась на 30–70%. То есть человек пришел, ему — вероятно, за откат — предложили уйти, он отказался, в результате цену опустили так, что заказ приходилось брать за полцены — исполнить без убытков его нельзя. И, наконец, 25–30% торгов — это торги, где была конкуренция, то есть цена на 15–25% пошла вниз — в пределах рентабельности для бизнеса и с экономией для бюджета. Другими словами, из проверенных, по жалобам, крупных торгов у нас 75% «странных». Это очень много. Но это означает, что рынок зарегулирован, непрозрачен и заказчикам на уровне региона и муниципалитетов есть чем позаниматься.

— Нижегородская область стала пилотной площадкой для введения Стандарта развития конкуренции. Проект начался в 2014 году, можно ли уже говорить о первых результатах?

— Некоторые требования Стандарта выполнены. У нас в области есть коллегиальный орган, уполномоченный орган, дорожная карта, перечень приоритетных рынков — требования, которые означают исполнение Стандарта, технически реализованы. Но если посмотреть на содержательную сторону, работы еще очень много — собственно, теперь реализация Стандарта и начинается.

Например, Стандарт говорит о том, что в каждом регионе должен быть утвержден перечень приоритетных рынков, на которых, в первую очередь, органы власти должны заниматься развитием конкуренции. Стандарт предлагает шесть рынков, обязательных для всех, например медицинские услуги в частном секторе, образовательные услуги для дошкольников в частном секторе, рынок ЖКХ. В Нижегородской области рынок услуг ЖКХ не включили в областной перечень. Это очень странное решение, логика которого неясна. Соцопрос, который минувшей осенью был проведен независимыми исследователями в Городце и Нижнем Новгороде, показал, что рынок услуг ЖКХ очень напряженный и уровень неудовлетворенности по некоторым позициям достигает 30%, при том что есть еще и частичная неудовлетворенность. То есть можно смело говорить, что половина населения хотела бы в этой сфере что-то изменить.

Но вместо этого в список включены другие рынки, для которых на региональном уровне ничего нельзя сделать. Например, в областном отчете о состоянии конкуренции по 2014 году (точности ради отмечу, что мы видели его в проекте) много внимания уделено рынку автокомпонентов. Это общефедеральный рынок, и его конструкция полностью определяется требованиями автопроизводителей. Любые автокомпоненты должны быть сертифицированы на соответствие ИСО-9000, в производство должны быть воплощены стандарты производителей — где здесь возможность влияния на областном уровня?

Выбор рынков, и по нашему мнению, и по мнению предпринимательских объединений, должен проистекать из реальности, то есть из практики, в том числе из практики жалоб, «горячих линий» с населением, приемов по личным вопросам в различных государственных и местных органах, обращений и материалов СМИ. Свое видение рынков и проблемности на них есть у деловых союзов, ОПОРы, НАПП, Деловой России.

Второе, о чем говорит Стандарт: надо заниматься экономическими, административными и иными барьерами, ограничивающими инициативу бизнеса. Это направление, по нашему мнению, пока мало проявлено в областной дорожной карте.

Третья тема — мониторинг. Стандарт предлагает с определенной периодичностью измерять удовлетворенность участников рынка: потребителей — ценами и качеством, производителей и продавцов — барьерами, конкурентной средой и другими рыночными факторами. Мониторинг удовлетворенности позволяет оценить динамику состояния рынков, уточнять показатели, с которыми необходимо работать. Сейчас в Нижегородской области мониторинга нет. А это значит, что жизнь и управленческие практики протекают в различных реальностях. Хорошая новость состоит в том, что областное министерство экономики проявило интерес к схеме мониторинга, предлагаемой антимонопольными органами; разумеется, мы со своей стороны готовы к взаимодействию.

— Какие барьеры сейчас мешают бизнесу?

— На словах — это я про устные и анонимные — жалуются на произвол местного начальства, естественных монополий, ДУКов, на то, что «везде свои и наши», ничего не добиться без «сопровождения». В процессе опроса, о котором упоминалось, говорят о том, что много контроля, высокие налоги, дорогие кредиты, затруднен доступ к аренде муниципальной недвижимости. Разумеется, отделить эмоцию от факта при таких обстоятельствах невозможно, но если мы будем изучать движение этих оценок, мы получим тренд.

— Что вы ждете от конференции «Стратегия развития конкуренции в РФ: новые возможности для регионов», которая будет проходить 14 апреля?

— Как отмечалось выше, есть проблема новых вызовов и угроз, из-за которых все может пойти не так, как хотелось бы, и, в частности, показатели областной стратегии до 2020 года могут оказаться нереализованными. Это и валютный курс, и уход крупных автопроизводителей из региона, сокращение притока инвестиций, ухудшение внешнеторгового баланса, отток высококвалифицированной рабочей силы. По нашему мнению, это означает, что необходима переоценка стратегий — отраслевых, областной в целом, местных, в части дополнения их антикризисными и корректирующими решениями.

Такие решения существуют и предлагаются, в частности, Стратегией развития антимонопольного регулирования на территории РФ до 2024 года. Мы бы хотели, чтобы губерния давала нам «наказы», исходя из текущей ситуации, по применению институциональных и иных мер, направленных на развитие конкуренции и предусмотренных Стратегией, по наполнению их региональной, муниципальной конкретикой.

В частности, Стратегией предусмотрено «осуществить анализ таможенного, налогового и иного законодательства, разработать предложения по его совершенствованию с целью создания равных условий конкуренции для участников рынка». Очевидно, и в отсутствие предложений в интересах региональных, локальных рынков такие меры и решения будут реализовываться, но только «в среднем по больнице». Это лишь один пример, в Стратегии достаточно много вещей, которые можно наполнить региональной и местной конкретикой и тем самым увеличить вклад антимонопольного регулирования в развитие региона. Об этом и хотелось бы поговорить с предпринимательскими союзами, председателями профильных комитетов ОЗС и представителями исполнительной власти. В завершение отмечу, что мы стремимся к модельным решениям, которые можно тиражировать от места к месту, лишь уточняя региональную и местную конкретику. Решению этой задачи будет способствовать то, что к участию в конференции приглашены, наряду с представителями органов власти и управления, МСУ, предпринимательских, профессиональных, экспертных сообществ, научной общественности Нижегородской области, ответственные сотрудники ФАС России, руководители антимонопольных органов ряда субъектов Федерации, входящих в ПФО и соседствующих с Нижегородской областью.

Источник: Биржа № 12 от 7 Апреля 2015

Ольга Панова, Биржа

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.