Дмитрий Каргин: «Я вынужден пойти в Думу»

19.05.2015
Просмотров: 291323

Как так вышло, что народ, который обычно косо смотрит на бизнесменов, пошёл за Каргиным? И в какой момент перевозчик понял, что пора идти в городскую Думу?

Ещё год назад владелец маршрута Т-171 Дмитрий Каргин заявлял, что у него нет политических целей и на выборы в городскую Думу он идти не собирается. Но ситуация сложилась так, что свой бизнес он вынужден защищать на разных уровнях, в том числе и на политическом. Как так вышло, что народ, который обычно косо смотрит на бизнесменов, пошёл за Каргиным? И в какой момент перевозчик понял, что пора идти в городскую Думу? «Патриоты Нижнего» встретились с Дмитрием Каргиным прямо на стоянке его автобусов на самом краю Сормова.

Без договора, но с лицензией

– Дмитрий Валентинович, расскажите немного о себе: вы сормович, нижегородец? Как вообще пришли в транспортный бизнес?

– Мне 44 года, я коренной сормович, воспитываю четырёх детей. Бизнесом по перевозке жителей стал заниматься совершенно случайно. Мой сокурсник по техникуму работал в автотранспортном предприятии и, зная, что у меня на тот момент были средства, предложил мне вложиться финансовой долей. Мы купили один автобус, с которого всё и началось в 1997 году. Сокурсник занимался транспортной деятельностью, а я контролировал финансы. В какой-то момент мы с ним разошлись, но в итоге получилось так, что он свои части автобусов продал мне и сейчас работает у меня.

– Ваши автобусы всегда отличались какими-то акциями, лотереями, рекламой. Кто придумывает эти, казалось бы, не такие сложные, но эффективные маркетинговые ходы?

– Это всё придумывается совместно: помогают коллеги, семья, что-то, конечно, придумываю я сам. Что-то черпаем из опыта других регионов.

– Год вы уже официально не на маршруте, хотя ваши «экскурсионные» автобусы продолжают возить людей между Сормовом и площадью Свободы. Как так вышло?

– 24 апреля 2014 года администрация Нижнего Новгорода по решению суда заключила договор с 1 мая 2014 года с Комраковым, который сейчас осуществляет перевозки на маршруте Т-71. Соответственно с того момента мы работаем без договора. Но в силу того, что сейчас есть противоречия в законодательстве, вроде бы нарушения в нашей деятельности нет. Всё зависит от того, какой суд и какой инстанции это рассматривает. Договор, заключённый с администрацией на перевозку пассажиров, является одной из форм согласования. Так пример, «Нижегородпассажиравтотранс» всегда работал без договоров и конкурсов. Есть лицензия на регулярные пассажирские перевозки, которой достаточно, и лицензионные требования мы выполняем. Если бы администрация хотела помочь, слышать глас народа, она давно могла бы изменить маршрут, придумать какую-то другую форму согласования. Но она этого не делает из-за того, что видит во мне конкурента. Она старается убрать меня с рынка в силу того, что мы всегда держали низкую стоимость проезда и не давали повышать ей. 22 апреля областной суд вынес апелляционное решение запретить мне работать на регулярных маршрутах города. В силу того что у моего отца также имеется лицензия на пассажирские перевозки, с этого дня я все автобусы отдал ему в аренду, и сейчас официально работает он.

«Тёмные» транспортные схемы

– Как вы в целом оцените транспортную систему города? Администрация разрабатывает комплексную схему и к чемпионату мира по футболу обещает привести пассажирские перевозки в порядок. Вы в это верите как эксперт?

– Я считаю, что товарищ Кондрашов транспортную систему в Нижнем Новгороде просто-напросто разваливает. Пример тому – назначение в 2010 году директором департамента транспорта и связи господина Семечкина – коммерсанта из Москвы, который никогда в жизни не работал в транспортной системе и не имеет профильного транспортного образования. Сами понимаете, для чего он сюда пришёл. В итоге он быстро сбежал. Вместо него директором департамента стал такой же Гусев, который ни разу в транспорте не работал. Ничего хорошего не происходит. Своими действиями они просто разваливают муниципальный транспорт.

– О каких именно действиях вы говорите?

– Сейчас они пытаются прессовать меня, но на самом деле в городе работают более трёхсот автобусов, вообще никем не контролируемых. То есть в финансовом плане их кто-то контролирует, но в плане выполнения лицензионных требований – нет. Есть чёткий список транспортных средств, который прописан в администрации. И с превышением квот на этих маршрутах работают совершенно другие маршруты. Неоднократно мы с активистами делали фотографии ночных нелегальных стоянок автобусов. Администрация, полиция никак на это не реагируют, они реагируют только на нас, потому что мы им мешаем, держим цену. С этих трёхсот автобусов, которые работают нелегально, реально не платится ни налогов, происходит полное нарушение лицензионных требований, а это прямая угроза здоровью и жизни пассажиров. Получается, что муниципальные автобусы находятся в неравных конкурентных условиях. Они платят всё, соблюдают все требования по безопасности пассажирских перевозок, выплачивают зарплаты не в конвертах, но в итоге становятся неконкурентоспособными.

Депутатская защита

– Давайте теперь поговорим о политике. В какой момент вы поняли, что можно идти в Думу? Хотя раньше говорили, что у вас нет политических целей…

– Я понял не то что можно идти в Думу, а что нужно это делать, потому что другого выхода просто нет, меня задавят. Нам же с мая прошлого года пытались поднять цену проезда в транспорте до 25 рублей, а осенью хотели сделать 30. Пять рублей, накинутых сейчас на тариф, только по коммерческим маршрутам дают прибыль минимум сто миллионов в месяц. То есть сто миллионов в месяц коммерческие перевозки сейчас недополучают. Потеряв за этот год как минимум миллиард двести миллионов рублей, я думаю, они готовы на всё, только чтобы меня отсюда убрать. Единственный способ бороться с чиновниками – заявить о политических требованиях и просто идти в политику. Это понимание пришло, когда я осознал, что меня в очередной раз «кинули», пообещав, что проведут новый конкурс, создадут специальную комиссию, но этого не сделали.

– Жители часто критикуют Думу за то, что в неё идут бизнесмены, чтобы защищать свой бизнес. У вас получается ровно такая ситуация. Вы не боитесь такой критики?

– Я не то чтобы её не боюсь, она уже везде есть, в том числе в Интернете. Понятно, что цель защитить свой бизнес присутствует, даже не то что бизнес, а свой коллектив, свою семью от того произвола, который происходит. Поэтому приходится идти в политику.

– Кроме транспортных какими бы ещё вопросами вы стали заниматься в городской Думе?

– Мне тяжело рассуждать о каких-то других сферах города, потому что я пока в это сильно не вникал. В транспортной сфере в силу того, что я работаю в ней 17 лет и вижу всё изнутри, я знаю, что нужно менять. Моё личное мнение – нужно развивать муниципальный транспорт, нужно развивать автобусы большой вместимости. Нужно развивать транспорт, который имеет выделенные линии, – метро, трамваи, железную дорогу, чтобы пробочные места можно было преодолевать на этих видах транспорта. Я считаю, что давным-давно администрации нужно было ввести единую оплату проезда, чтобы человек, купив билет, мог проехать по нему на нескольких видах транспорта в течение определённого периода, например час или полтора.

«Паровоз» для партий

– В вашу поддержку высказались сразу три парламентские партии: КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Вы сами уже определились, с кем пойдёте на выборы?

– Пока я сотрудничаю со всеми партиями. Задача – чтобы в Думу прошли порядочные, честные, открытые люди, желающие сделать что-то полезное для города. Поэтому без разницы, от какой партии кто идёт: от жёлтых, синих, красных – всё равно. Ко мне обращались ЛДПР, «Справедливая Россия», коммунисты. Я бы, честно, пошёл как самовыдвиженец, как беспартийный. Понятно, что для меня собрать несколько тысяч подписей для регистрации кандидатом-самовыдвиженцем не составит труда. Но я прекрасно понимаю, что администрация своим давлением может любым способом меня снять. Поэтому все мне рекомендуют идти на выборы от какой-то парламентской партии. Это будет более надёжно. Я думаю, что это решение я приму в ближайшее время.

– Вы определились, по какому избирательному округу пойдёте? Я так понимаю, это обязательно должно быть Сормово?

– Конечно, это будет Сормово, по маршруту движения Т-71. Важно, что я пойду на выборы не один, со мной пойдёт группа единомышленников. Двое из них, скорее всего, пойдут от коммунистической партии. Один – Ренат Панин – точно, другая – Елена Кузина – ещё не ясно, но, скорее всего, тоже от коммунистов. И ещё двое пойдут в зависимости от того, будут ли свободные округа у той или иной партии.

Источник: газета "Патриоты Нижнего"

Андрей ВОВК, Патриоты Нижнего

Источник: Патриоты Нижнего, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.