Олег Вьюгин: «Будем ли расти — да, в конце концов что-то нарисуется»

23.06.2015
Просмотров: 896

Председатель совета директоров МДМ-банка, бывший зампред ЦБ России Олег Вьюгин рассказал, почему с российской экономикой не произойдет ничего страшного, но и хорошего - тоже.

Председатель совета директоров МДМ-банка, бывший зампред ЦБ России Олег Вьюгин рассказал, почему с российской экономикой не произойдет ничего страшного, но и хорошего - тоже.

DK.RU побеседовал с председателем совета директоров МДМ-банка Олегом Вьюигным на Петербургском международном экономическом форуме.

- На форуме звучали версии, что Россия сейчас движется к модели доперестроечного советского мира. Вы согласны?

- Да, действительно, движемся. Но в рамках рыночной экономики. У нас опять сильный сырьевой сектор, где большинство компаний - государственные. Хотя форма собственности не так важна: государственная или частная, важно как управляется. Инфраструктурные отрасли – строительство, например, быстро развиваются - и сейчас будут усиливаться, потому что будем строить дороги, мосты. Сельское хозяйство – тоже традиционная отрасль. При свободном рынке отрасль будет чувствовать себя хорошо. А вот отрасли, которые связаны с продвижением высоких технологий, с созданием новых идей – отрасли будущего – они практически не появляются. Что-то наверно есть в оборонном секторе, но в любом случае он производит продукцию не для потребления. То есть те отрасли, которые определяют будущую конкурентоспособность, у нас не развиты. Сырьевому сектору не надо давать льготы, уделять внимание, субсидировать, он и так развивается успешно, потому что это понятный бизнес, при относительно разумном налогообложении он вечен и конкурентоспособен. Обратить внимание нужно на инвестиции в интеллектуальный капитал, в здоровье людей. Герман Греф говорил, что надо еще осмыслить будущее, потому что мы говорим, что цифровые технологии – это будущее, а может, есть другие идеи, которые в будущем будут определять успешное развитие? Поиск нужен в этих областях. В мире есть места, где созданы условия для такого поиска. В Силиконовой долине – были рождены и воплощены проекты, которые обеспечили развитие цифровых технологий. Скажем, Илон Маск (CEO Tesla Motors, основатель Space X - прим. редакции) и Марк Цукерберг (основатель Facebook - прим.редакции) периодически собираются в ангаре и сидят, обсуждают совершенно безумные с сегодняшней точки зрения идеи. Государство никогда эти идеи не придумает. Оно должно сделать так, чтобы Маск и Цукерберг собирались и это делали. А у нас пока государство рассматривает себя как орган, который за все отвечает, который все контролирует, нужно быть везде, везде должно быть око, безопасность. Нет свободы, нет развития.

- Как быть с таким менталитетом государства?

- Менять. Во многом за это ответственна элита страны, ее политики, а часто и конкретные личности. Как Ли Куан Ю (первый премьер-министр Сингапура – прим. Редакции) сформулировал и осуществил концепцию миссии государства как создателя наилучших условий для функционирования бизнеса. Это позволило привлечь инвестции и реализовать конкурентное преимущество Cингапура, как логистическоого центра торговых и финансовых потоков между Азиатскими странами и странами Америки и Европы.

Приходилось работать в совете директоров нескольких госкомпаний, и я могу сказать, что многое зависит от человека. Если первое лицо очень мотивировано сделать хороший бизнес, то компания добивается повышения эффективности. В нашей практике много зависит от того, как у бизнеса строятся неформальные отношения с властью. Это не регулирование, а встраивание. Если бизнесмены умеют выстроить отношения, то им легче, потому что у них транзакционные издержки ниже. А есть люди, у которых нет возможности встроиться, и они сталкиваются с горизонтальным регулированием, которое демотивирует. Оптимальная система, которая способствует созданию справедливой конкуренции – это наличие институтов, которые способствуют обновлению власти, ротации. Иногда для этих целей работают демократические институты, иногда – административные. В Китае, например, ротация регулируется соглашением элиты, там жестко соблюдается принцип, что есть четко установленный срок для того, чтобы выполнить функцию государственного управления, а потом работать в другом месте. Причем это касается всех уровней. В общем, обновление – это серьезная вещь, это способствует эффективности.

- Аркадий Дворкович сказал, что экономический рост сейчас соответствует тем возможностям, которые есть. Согласны вы с этим?

- Это фраза которая всегда правильная. Вот сейчас то, что происходит соответствует тому что есть.

- А со словами Антона Силуанова – что сейчас снизим инфляцию, а года через два начнем расти – вы согласны?

- То, что мы можем снизить инфляцию – это правда. Идет сжатие спроса, и оно будет продолжаться года полтора. На сжатии спроса инфляцию можно довольно быстро присечь, если не печатать деньги. Будем ли расти – да, в конце концов что-то нарисуется. Сейчас идет адаптация к резко изменившимся внешним условиям, страна стала менее богатая, должно сократиться потребление, сократиться производство, собственно, мы сейчас это наблюдаем. Это идет ползучим образом, а не взрывным. Поэтому я даже не считаю правильным использовать слово «кризис». Хотя, конечно, изменения произошли быстро.

- Средства НПФ могут обеспечить внутренние инвестиции?

- Могут, но в нормальной экономике они должны сами решать, во что инвестировать. Может, они в дороги захотят вкладывать? А когда заставляют, всегда возникает низкая эффективность. Их собирают на совещании и говорят – вам государство оставило накопления, так помогите государству, вложите, куда надо. Они-то не знают, куда вкладывать, а государство знает.

- Есть ощущение, что Антон Силуанов и Андрей Кудрин исходят из одинаковых предпосылок – надо снизить инфляцию, стимулировать внутренние инвестиции – но к выводам приходят совершенно разным. Кудрин прогнозирует затяжную рецессию, Силуанов – рост экономики в ближайшие годы. Как так получается?

- Просто Силуанов – министр, а Кудрин – декан (Алексей Кудрин - бывший министр финансов РФ, сейчас декан факультета свободных искусств и наук СПбГУ - прим. редакции). Но базовые вещи в их рассуждениях абсолютно одинаковые. Другое дело, что я пока не вижу факторов для серьезного роста, потому что инвестиции у нас начали падать еще с середины 2012 года. То есть, это не связано с санкциями, с конфликтом на Украине. Это связано с тем, что такие отношения сложились в обществе.

Анастасия Якорева, Деловой Квартал, фото: http://forumspb.tassphoto.com/

Источник: DK.RU
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.