О законах природы через призму экономики

05.03.2005
Просмотров: 1100

Директор Ковернинского лесхоза, заслуженный лесовод России Борис РУБЦОВ — представитель лесной династии.

Только тот, кто непосредственно связал свою жизнь с лесом, может в полной мере понять и оценить всю его притягательную силу. Он вырос в семье лесника и под влиянием отца с детства познал жизнь леса, его заботы и щедрость. И понял, что для него не может быть другой жизни, как только в непосредственной связи с лесом. Поэтому после школы не стоял вопрос, кем быть, — поступил в Марийский лесотехнический институт. И лес стал смыслом всей жизни Бориса Васильевича.

В Ковернинском лесхозе Рубцов работает с 1975 года, начинал лесничим. Хозяйство возглавляет четырнадцатый год, продолжая лучшие традиции, сложившиеся в семье лесного братства. Правда, многое пришлось выстраивать заново, потому что экономика страны встала на рыночные рельсы.

Жизнь леса подвластна законам естественной природы, которые не всегда согласуются с политическими и экономическими ситуациями. Это согласие обеспечивают люди, занятые охраной и контролем за эффективностью использования лесов. Уровень эффективности ведения хозяйства в Ковернинском лесхозе высоко оценили международные эксперты. В 2002 году хозяйству — пока единственному в лесной отрасли региона — вручен международный стандарт качества. И каждый год лесхоз подтверждает, что в своих оценках эксперты не ошиблись, выполняют все их рекомендации.

Ответственность в соответствии

Многие рекомендации, предписанные международными экспертами в ходе подготовки сертификации для Ковернинского лесхоза давно уже стали нормой. Например, публичность проводимой работы. О лесхозе часто пишут в районной и региональной прессе, проходят сюжеты и по телевизионным каналам. Или рекомендация учредить книгу регистрации конфликтных ситуаций. Учет таких моментов и до этого в лесхозе вели, принимая соответствующие меры, но конфликтные ситуации для хозяйства не характерны. А ограничение на допуск в определенные лесные участки на период повышенной пожароопасности — обязательные правила в работе любого лесхоза. Может, не везде его соблюдают, но только не у ковернинских лесоводов. Возгорания в местных лесах бывают не часто. В прошлом году их не было вообще.

Однако в ходе подготовки к сертификации работники хозяйства узнали и много нового для себя, так сказать, расширили свой кругозор. Они познакомились с различными международными документами в защиту лесов, с требованиями мирового уровня.

Еще одним шагом в рамках требований международных экспертов стало оформление права на владение землей под лесами своего хозяйства. Когда-то, наверное, такой документ составляли — когда в 1931 году формировался лесхоз. Но столько лет прошло, столько воды утекло... Да и не было необходимости доказывать кому-то правильность границ. Зато сейчас, с учетом вступления в действие Земельного кодекса, проведенная работа оказалась очень своевременной.

Международный сертификат, конечно, возлагает и большую ответственность на весь коллектив лесхоза, а не только на его руководителя. Осознали ли это работники хозяйства? Борис Васильевич на вопрос отвечает утвердительно.

— Все наши люди прошли обязательное обучение. С ними занимались ученые-специалисты из Москвы, после чего каждому вручили специальный сертификат. Обучение персонала — это первейшее условие при прохождении сертификации.

Сертифицировались мы по инициативе ОАО “Волга”. Без помощи бумкомбината получить международный сертификат качества нашему хозяйству было бы невозможно. Все подготовительные работы оплачивал бумкомбинат. И он продолжает нас инвестировать.

— Почему именно ваш лесхоз было решено сертифицировать? Ведь сырье на бумкомбинат поставляют и другие хозяйства.

— Потому что, начиная с 1995-го года, мы стали много леса поставлять на комбинат. Сначала сосну, а потом и еловую древесину. Партнерство для нас было обоюдно выгодным. У бумкомбината к тому времени прежние связи с поставщиками сырья нарушились, пришлось налаживать их заново. И он начал устанавливать контакты с лесхозами региона.

Свои услуги мы предложили сами. Первый год в день отправляли на комбинат до 250 куб. м древесины своим транспортом. Вплоть до 1997-го объемы заготовки леса силами самого лесхоза были большими — 30—40 тыс. куб. м в год. К середине 90-х в хозяйстве накопилось много неиспользованной расчетной лесосеки. Были транспорт, рабочие.

Сейчас товарного сырья у нас значительно меньше. В год заготовляем не более 9 тыс. куб. м., сюда входит и обеспечение населения дровами.

— Сертификация хозяйства нужна была комбинату для поднятия престижа его продукции на международном рынке. А какие положительные моменты от этой сертификации непосредственно для лесхоза?

— Ну, во-первых, это более высокий имидж. Сейчас мы можем свою древесину и за границу отправлять. Конечно, этого мы пока не планируем. Если же смотреть детально, то в хозяйстве заметно выросла культура труда. Рабочие и лесники сейчас у нас выходят в лес в спецодежде международного стандарта. В России такую не изготавливают, мы закупили сорок комплектов за рубежом, цена каждого — 6—7 тыс. руб. В комплект входят каска, куртка, брюки, сапоги, рукавицы. Наши рабочие обеспечены безопасным высокопроизводительным оборудованием, тоже соответствующим международным стандартам. В прошлом году закуплено десять комплектов кусторезов “Хускварна” шведского производства. Средства на эти цели выделил бумкомбинат. Всего за 2004 год он инвестировал в хозяйство 1,5 млн. руб. Очень приличная сумма, если учесть, что на все лесовосстановление область дала нам 920 тыс. руб. Бюджетные деньги составляют 17 проц. от той суммы, которая необходима для нормального ведения хозяйства.

Лес кормит

— Остальные средства надо зарабатывать самим? И в этом вам помогает лес, за которым вы ухаживаете?

— Конечно. Ведь уход за лесами предполагает и обязательные рубки — проходные, рубки обновления, когда возраст деревьев уже достиг зрелости, рубки переформирования. Санитарными рубками практически не занимаемся — у нас нет таких лесонасаждений. Полученную древесину и отправляем потребителю. Качество ее у нас несколько выше, чем в других регионах. Реализуем сырье в основном в летнее время, тогда на него спрос и цена выше.

А вообще, основную заготовку ведем только зимой. Весной и осенью это затруднительно из-за бездорожья. Летом же другие заботы — уход за лесами, противопожарные мероприятия.

Зимой отправляем только менее качественное сырье. Вот сейчас реализуем 4-метровую (баланс) и 14—16 см в диаметре древесину. Это очень мелкий пиловочник. А совсем низкого качества древесина идет на дрова. Поставляем фанерный кряж на местный фанерный завод.

Бригады у нас очень качественно обрабатывают древесину. Они укомплектованы постоянными кадрами, со стороны людей не приглашаем. За качество обработки доплачиваем — в зависимости от выхода качественной древесины 10—40 руб. за каждый кубометр.

Деньги любят счет

— Какие проблемы больше всего волнуют сегодня стражей законов природы?

— Конечно, финансовые. Вопрос ведь как стоит? Не где взять, а как заработать. Приходится постоянно, ежедневно искать ответ на этот вопрос. Просчитывать, сколько надо заработать, чтобы два раза в месяц и в срок выдать заработную плату, закупить горючее, перечислить налоги, закупить запчасти... В хозяйстве много транспорта — около 40 единиц. На его содержание постоянно нужны средства. Вот сидим и считаем, как эти нужды все обеспечить.

— Борис Васильевич, и сколько же вам нужно заработать, чтобы достойно вести хозяйство?

— В год мы тратим в пределах 13 млн руб. Понятно, что в основном зарабатываем сами. Для этого нужно было найти свою нишу. И мы, считаю, ее нашли.

— А в аренду сдаете лес?

— Нет, не сдаем. В районе нет таких крупных лесоперерабатывающих предприятий, которые бы не только лес вырубали со взятого в аренду участка, но и, в соответствии с договором, за лесом достойно ухаживали, восстанавливали его и своевременно за все рассчитывались.

Что посеешь...

— Однажды по местному телеканалу показали, как в вашем хозяйстве размножают муравейники. Это тоже обязательное правило при наличии международного стандарта качества?

— Заниматься этим нужно было всегда. Но сейчас на коллективе действительно лежит больше ответственности за состояние лесов. Муравейники переносятся в молодняк, чтобы защитить его от вредных насекомых.

— Восстановление лесов — процесс длительный и кропотливый? Саженцы сами выращиваете в хозяйстве?

— Да, у нас лесопитомник занимает 69 га. В нем в течение 2—3 лет и “воспитываем” будущие сосны и ели. Семена тоже сами заготавливаем. Обычно это делается в декабре-феврале.

Приживаемость саженцев в хозяйстве 85—95 проц. При механизированной посадке она еще выше, потому что машины нормально прижимают корни. Плантационные культуры ели всегда сажали только машиной, потому что вручную это просто невозможно. Но это было раньше, когда высаживали до 400 га леса. Сегодня вырубки меньше, естественно, и восстановительные посадки сократились.

Пока дерево станет взрослым, много для него надо сделать. Ежегодно по 3—4 ухода проводить. Пропалывать с помощью кустореза, окапывать, рыхлить землю. Когда молодняк подрастет, его начинают забивать осина и береза, поэтому надо проводить рубки ухода. Первую древесину с молодняка берем только при проходной рубке. А по-настоящему лес рубить можно на 81 году жизни дерева. Так что, пока лес вырастет до товарного возраста, к каждому деревцу в течение многих лет приходится не раз подойти и позаботиться, чтобы оно росло в хороших условиях. Тогда и можно гарантировать, что товарная древесина будет качественной. А еще молодой лес надо охранять от пожаров, от самовольной вырубки.

— Много у вас случается самовольных вырубок?

— За прошлый год было всего три. Мы много работаем с населением, много проводим аукционов. Древесину у нас дешевле купить, чем украсть. Штрафы большие, а выявление самовольных вырубок почти 100-процентное.

В лесхозе работают опытные кадры. Всего 130 человек трудится в нашем коллективе. Они обслуживают 116 тыс. га леса. Лесники, мастера работают по много лет. Молодые кадры тоже приходят — как специалисты, так и рабочие. Были случаи, когда кто-то пытался попробовать себя в другой структуре. Но потом возвращался со словами “здесь лучше”. Конечно, у нас все-таки госпредприятие, есть определенная социальная защищенность. И стабильность. Да и вообще, лес здорово воспитывает человека, по-хорошему, с добротой.

Как, собственно, воспитал и Бориса Васильевича. А потом и его двух сыновей — Алексея и Андрея. Оба решили последовать опыту отца и стать лесниками. Закончили Нижегородскую сельхозакадемию, факультет лесного хозяйства. Сейчас тоже работают в Ковернинском лесхозе. Борис Васильевич признает, что уровень подготовки специалистов сегодня значительно выше. Сыновья вот в совершенстве владеют компьютерной техникой, чему отец в свое время не обучался. А сегодня в лесхозе без компьютера не обойдешься. В Ковернинском компьютеры устанавливают уже и в лесничествах. Это вносит определенную организованность в работу, помогает отслеживать все процессы ведения хозяйства, получать оперативную информацию. В общем, стремление подтянуться до международных стандартов прочно поселилось в коллективе Ковернинского лесхоза.

Альбина Бросевич

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.