Александра Шарова - одна из тех, кто первым открыл в нашем городе доступ в мировую информационную сеть

28.04.2005
Просмотров: 3217

Созданная ею в 1993 году одноименная провайдерская фирма выросла с тех пор в группу компаний “СЕНДИ", предоставляющую решения в области разработки и обслуживания интернет-систем

Десять лет назад приехавший в Нижний ученый-американец, узнав, что Александра ШАРОВА руководит интернет-компанией, страшно удивился: “Но в России нет интернета!". Тогда это было уже не обидно, а, скорее, смешно: Шарова как раз и была одной из тех, кто первым открыл в нашем городе доступ в мировую информационную сеть. Созданная ею в 1993 году одноименная провайдерская фирма (Sandy и есть Александра) выросла с тех пор в группу компаний “СЕНДИ", предоставляющую высокотехнологичные решения в области разработки и обслуживания интернет-систем.

Справка

Александра Лориевна ШАРОВА родилась 2 мая 1955 года в городе Троицке Челябинской области. Окончила факультет вычислительной математики и кибернетики Горьковского госуниверситета. В бизнес пришла из науки — работала заведующей лабораторией информационных систем Института прикладной физики РАН (ИПФ РАН). Область интересов — компьютерные коммуникации, интернет-технологии.
С 1999 года группа компаний “СЕНДИ" ежегодно становилась лауреатом конкурса “Элита нижегородского бизнеса" в номинациях “Золотая фирма года", “Признание" “Успех".

Шарова — самый обаятельный и веселый лидер нижегородского телекоммуникационного бизнеса — своим главным достижением считает то, что удалось сохранить оптимизм, зная, как устроена жизнь. “Не будете спрашивать, трудно ли быть женщиной-руководителем? — интересуется при встрече. — Нет? Тогда поговорим!"

— Александра Лориевна, вы более десяти лет в бизнесе, который все это время изменялся прямо на глазах. Но что же было, когда “интернета в России не было"?

— Мы начинали с предоставления услуг электронной почты. Первыми клиентами были нижегородские вузы и научные организации. Это моя родная среда, и я считала, что должна сделать здесь что-то полезное. До сих пор активно работаем на этом рынке, вместе с ИПФ РАН участвуем в создании национальной сети компьютерных коммуникаций для науки и образования. Нижегородская сеть — четвертая по масштабу в России, она охватывает 16 вузов, все академические организации, крупные научные центры. На базе своих технологий мы предлагаем целый комплекс сложных услуг.

— Были в жизни вашей компании моменты, когда совершенно очевидно решалась ее судьба?

— Я могу точно обозначить переломный момент в развитии компании — это середина 90-х годов, когда в обществе резко возросла потребность в информации. Работая на старых телефонных каналах, компании-провайдеры не могли удовлетворить эту потребность, а другой инфраструктуры тогда не было. В коммуникационном бизнесе многое определяется уровнем технологий. Отставая в технологиях, компания будет проигрывать в качестве услуг и в конце концов начнет терять клиентов. Именно тогда мы сформулировали свою технологическую политику и благодаря этому позиционировались на рынке. Мы выбрали нелегкий и недешевый путь строительства собственной общегородской оптоволоконной сети. Это было неизбежно — мы отвечали на вызов рынка, и, как потом выяснилось, не прогадали. Какие компании за эти годы сошли с дистанции? Те, кто не обеспечил технологической независимости. Посмотрите наш график: в тот год, когда мы запустили первый оптоволоконный канал, наши доходы увеличились вдвое. В 2003 году мы немножко “просели", так как на рынок интернет-услуг вышла компания “ВолгаТелеком", которая в силу своего положения могла игнорировать законы рынка. А затем снова пошел рост. За последние пять лет мы увеличили выручку в семь раз. Кстати, пока провайдеры обеспечивали доступ по модемам, все они были на одно лицо. С развитием технологий появилось разнообразие сервисов, которое и отличает одну компанию от другой.

— А почему вы сделали ставку на корпоративных клиентов, а не на массовый доступ? Ведь уход крупной компании может оказаться очень чувствительным для бизнеса...

— Для нас массовый клиент — как раз предприятия, бизнес. Среди них не только крупные корпорации, такие, как ГАЗ и Волжское речное пароходство, или, скажем, Нижегородская валютно-фондовая биржа с ее широкой сетью удаленного доступа к ведущим торговым площадкам, но и сотни малых и средних предприятий. С ними интересно работать. В их бизнесе постоянно возникают новации, которые требуют новых сетевых решений.
Наша сеть непрерывно растет в тех направлениях, где высока потребность в услугах связи. Сеть разветвляется от узлов передачи данных на периферию, охватывая офисы, здания предприятий, современные многоквартирные жилые дома.

С 1997 года мы начали подключать к собственной сети крупные офисные центры и сегодня лидируем в этом направлении, предлагая владельцам офисных зданий не только современные скоростные каналы связи, но и разработанные специально для них комплексы услуг связи и сервисов.

В конце прошлого года мы вывели на рынок новый продукт — Фиберлинк. Это первая нижегородская сеть, подключаясь к которой клиент получает скоростной оптический канал связи до самого здания, в котором расположен офис. Высокая пропускная способность сети служит гарантией того, что в ближайшие десятилетия клиенту не придется беспокоиться о расширении канала связи. Это очень важно для бизнеса. Такая технология сети дает возможность предоставлять много разных сервисов: скоростной доступ в интернет, видео, услуги по созданию, поддержке и развитию корпоративных сетей, IP-телефонии, удаленного администрирования.

Технологии, конечно, очень важны, но работаем мы все-таки для живых людей и стараемся, чтобы им было удобно. В мае, например, запускаем новый сервер статистики, потому что клиенты хотят оперативно получать информацию о том, какие услуги и в каком объеме они получили.

Вообще, я считаю, что все компании, работающие на рынке связи, и мы в том числе, слишком “технологичны". Трудно быть дружественным для тысяч клиентов одновременно, но совершенно необходимо. Это сейчас главное направление нашей работы.

— Александра Лориевна, создавая компанию, вы были на все руки мастер. А какова сейчас ваша роль в бизнесе?

— Хозяйство стало большое, я не могу заниматься всем, да и просто не знаю, как многое делается — например, методик расчетов наших проектировщиков. Моя задача — найти правильных людей и расставить их по ключевым местам. Задачи усложняются, расширяется фронт работ, поэтому наша компания растет примерно на 10% каждый год. Если учесть, что в коллективе сейчас около ста человек, это заметный рост. Проблема в том, что ни один вуз не дает нам готовых менеджеров, знающих специфику рынка, программистов, инженеров связи. Поэтому практически все ведущие менеджеры начинали у нас еще студентами. Для новичков есть специальная программа, которая помогает адаптироваться в компании. Как правило, трех месяцев хватает, чтобы человек разобрался в нашей “кухне", а мы увидели, насколько он динамичен, способен работать в команде.

Что я оставляю за собой? Кроме кадров, это еще финансовые потоки, идеология, политика, имидж, контроль качества услуг.

— Вам не хотелось сменить род занятий, уйти в сторону от интернета?

— Это что же — открыть косметический салон?!

— Уточню: делать то, к чему лежит душа.

— Она и к нынешнему моему занятию неплохо лежит. А если рассматривать альтернативы... Думаю, в ближайшие пятьдесят лет я нашла бы, чем заняться.

Могла бы преподавать, все-таки в нашей семье пять поколений педагогов. Мне очень интересны новации в системе школьного образования, поэтому сейчас я вхожу в состав попечительского совета физико-математического лицея № 40.

Думаю, из меня получился бы хороший бизнес-консультант, а, может быть, если подучиться, психолог. Многие молодые и не очень бизнесмены, как мне кажется, нуждаются в психологической поддержке, потому что их моножизнь, целиком сосредоточенная на деле, чревата депрессиями.

Наверное, стала бы книги писать — давно тянет к этому занятию. Я читатель запойный, но, похоже, как в известном анекдоте, чукче пришла пора что-то и написать. Один рассказ я уже сочинила — на спор, он вышел в альманахе “Дирижабль".

— Что получилось — женская проза?

— Нет, скорее, история в духе Михаила Веллера. У меня много забавных житейских случаев накопилось, осталось взять ручку и записать.

Последнее увлечение — цифровая фотосъемка, люблю снимать природу — она потом не предъявляет претензий, что плохо получилась.

— Хотя в быту вы пользуетесь современной техникой, похоже, у вас страсть к раритетам: в кабинете целый шкаф со старинными фотоаппаратами, радиоприемниками, пишущими машинками. Собираете коллекцию?

— Нет, я не коллекционер — к вещам не привязываюсь и расстаюсь с ними легко. А техника старая сама как-то копится. Что приносят друзья, что-то сама спасла со свалки. Все эти предметы — часть истории, “детство высоких технологий". Даже мобильный телефон, которым пользовались в начале 90-х, — большой, тяжелый, это уже прошедший этап эволюции. А что такое экспонометр, нынешние студенты даже не знают. Одна девушка спросила: “Что это? Орден в коробочке?"

Что касается увлечений, то я не могу отдавать все свободное время и силы чему-то одному — слишком много в жизни нового и еще не испробованного. Давно хочется, например, прыгнуть с парашютом, ни разу еще не пробовала! К нам в компанию пришел работать парень, который занимается парашютным спортом, — и я сразу поняла: придется прыгать, обратной дороги нет.

— Вам на работе адреналина не хватает?

— Нет, хватает. Просто адреналин, как и холестерин, бывает разный. Устаешь иногда, конечно, но от любых положительных эмоций я очень быстро восстанавливаюсь — от похода в боулинг или в бассейн, от выездов на природу с друзьями или детьми, от книг и фильмов... Поэтому, пожалуй, останусь в своем бизнесе еще лет на десять-двадцать, а там поглядим.

2 мая Александра Лориевна Шарова отмечает юбилей. Мы поздравляем ее с красивой датой и желаем не терять оптимизма.

Галина Щербо

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.