Елена БОРИСЫЧЕВА: ”На дороге я буду представлять опасность”

29.04.2005
Просмотров: 2746

В машине она думает, что-то пишет, а потому предпочитает ездить с персональным водителем.

Несколько лет назад получила водительские права, но за руль почти не садилась. И вовсе не потому, что равнодушна к автомобилям. Напротив, есть у директора ресторана “Купеческий" Елены Борисычевой “голубая мечта" — “Фольксваген Жук". Причем не современный New Beetle, а та самая народная машинка, которая стала настоящей легендой. “Жука" она обязательно купит, просто время еще не пришло. Ведь у автомобиля, считает Елена Леонидовна, как и у домашнего животного, должно быть место, где за ним ухаживают. А потом выезжают. Для души или по делам. Неспешно и гордо.

СПРАВКА:

Елена Леонидовна Борисычева, 36 лет. Закончила филологический факультет пединститута. 13 лет проработала в школе учителем русского языка. Директор ресторана “Купеческий". Замужем. Растит троих сыновей. Старшим (близнецы) по 16 лет, младшему — 2 года. Хобби — чтение.

— Елена Леонидовна, автомобиль хорошо помогает вам в бизнесе?

— Ну конечно помогает. Без него как без рук.

— Это понятно: продукты в ресторан привезти и прочее... Вы, как директор, можете без него обойтись?

— Я получаю лицензии, оформляю договоры, различные справки и так далее. Ездить за всем этим на общественном транспорте, вызывать такси? Автомобиль сокращает время “доезда" до какой-нибудь инстанции. И потом у нас есть такая услуга, как обслуживание в том месте, где пожелает клиент. Он приходит и говорит: “Нам нужен банкет там-то". Ну, например, в Городце. И мы туда едем, чтобы сначала осмотреть площадку и решить, где поставить столы. Даже начинаем ощущать себя причастными к событию и порой говорим: “Мы открывали завод". В общем, разъезды каждый день.

— А как возникла идея ресторана с таким интересным, завлекающим названием?

— В 1998—1998 годах, когда было задумано его открыть, мы оглянулись вокруг и обнаружили, что в городе с купеческим прошлым, с Нижегородской ярмаркой нет ни одного русского ресторана. Все предлагали европейскую кухню. Тогда это было модно, ведь Нижний долгое время оставался закрытым, потом его открыли и захотелось какой-то новизны. А пельменные, блинные, пирожковые тем временем исчезли. И нам показалось, что ресторан с русской кухней — это очень своевременно. Здание, где располагается “Купеческий", находится в историческом центре Нижнего Новгорода, и одно из главных условий, которое необходимо было выполнить, заключалось в том, чтобы не разрушить его архитектурный образ ни снаружи, ни внутри. Мы вызвали реставраторов из Москвы и придумали ресторану название. Не знаю, каким бы еще оно могло быть...

— Меню у вас всегда очень “вкусное". Наверное, тщательно изучалось то, что купцы в свое время ели?

— Шеф-повар у нас молодой — ему только тридцать лет исполнилось, но в нашем ресторане он уже работает пять лет. Прежде был простым поваром в кафе, директор которого мне однажды сказала: “Лена, ты должна его взять, потому что он все равно от меня уйдет, это очень талантливый молодой человек". И дали мы ему задание написать русское меню. А ведь он никогда не был шеф-поваром, не знал, какая это ответственность, когда по твоим рецептам готовят блюда. Но и я-то работала в школе, занималась журналистикой на телевидении. И подруга, которая была моим заместителем, никогда не имела отношения к общепиту, и главный бухгалтер тоже. Поэтому, когда мы собрались вместе, нам было страшно и одновременно интересно. Мы стали представлять себя на месте посетителей: вот, заходим в ресторан, а здесь все вкусно, приятно, хорошо. Поэтому, наверное, “Купеческий" нравится не только нам, но и нашим клиентам. А еще можно сказать, что мы образцово-показательный объект для СЭС. Иногда нам даже не звонят, а сразу приводят представителей вышестоящих инстанций, чтобы похвалиться.

— Случай редкий. Но вернемся к автомобилям. Самой за рулем приходилось сидеть?

— Есть права. Они получены давно, лет шесть назад, и, в принципе, технология вождения понятна. Но мне кажется, что поскольку я человек творческий, то на дороге буду представлять опасность: в машине я думаю, а могу еще что-то записывать — наловчилась это делать во время движения. То есть нужны будут очень веские причины, из-за которых придется отказаться от водителя.

— От него можно и не отказываться, но иногда ездить самой. Для души.

— Для души я бы очень хотела. У меня есть “голубая мечта" — “Фольксваген Жук". И хотя он уже не выпускается, я все-таки думаю, что мне удастся когда-нибудь его купить. Иногда приходят люди, чтобы проконсультироваться по такому вопросу: открывать ли им кофейню? Так вот, деньги зарабатываются на ресторане, а кофейня — это не бизнес. Это для души. Тут все должно быть легко и изысканно. “Фольксваген Жук" для меня — это как кофейня.

— А ведь выпускается современный “Жук", то есть New Beetle...

— Чем старее дизайн, тем больше мне нравится машина. Старый “Жук" весь такой покатый, весь такой мой...

— Что же мешает найти? Между прочим, это вполне реально.

— Я его поищу. Но я живу пока в квартире. А “Жук" — он ведь как собака. У собаки должно быть место, у машины — тоже, чтобы я могла к ней приходить, холить ее и лелеять.

— А ездить?

— Ну и ездить. Бережно и аккуратно. И гордо.

— “Лада-114" — это разъездной автомобиль. Какая машина в семье?

— “Киа Соренто".

— И нравится?

— Она практичная и соответствует нашим потребностям. Если мы выезжаем куда-то с младшим сыном, можно манеж, коляску, большую сумку с вещами захватить. Сзади умещаемся я и еще человек. Один из сыновей сидит впереди. Так и ездим.

ПОСТСКРИПТУМ

Был такой случай

“Когда у нас еще была Audi A8, — рассказывает Елена Борисычева, — ехали мы в Богородск. Трасса была пустая. Муж говорит: “Садись за руль". А и в самом деле — там же автоматическая коробка и две педальки. Села и вижу — впереди стандартный классический “Запорожец". Оранжевый, маленький... Муж: “Обгоняй". — “Боюсь", — говорю. А он: “Ты что, балда, что ли? Никого же нет ни справа, ни слева, один “Запорожец". Я начала обгонять, но не почувствовала габаритов и чиркнула этот ЗАЗ. Остановились. Окна в нашей машине были тонированными, смотрю сквозь них и вижу: водитель “Запорожца" приготовился умирать. Вышел муж — тому еще хуже стало. А супруг и говорит: “Да не бойтесь, я вам денег хочу дать, простите нас, пожалуйста".

Александр ШЕРОНОВ, Биржа+Авто

Источник: Архив: Биржа+Авто
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.