Бизнес будет!

Ирина Земскова, директор компании «Бизнес Будет!»

Пока нижегородские компании мечтают о том, чтобы спрос на их товары и услуги поднялся до прежнего уровня, потребители постепенно переходят к более скромному образу жизни. Что не дает вернуться к старым привычкам даже тем людям, которые не испытывают личных финансовых затруднений? И какие услуги не потеряют для них актуальности?

Ирина Земскова, директор компании «Бизнес Будет!»

- Ирина, какие настроения сейчас преобладают в нижегородской бизнес-среде?

- Их можно охарактеризовать одним словом - растерянность. Этот эмоциональный фон очень сильно влияет на поведение людей, в том числе и в сфере потребления. Особенно резкие перемены, на мой взгляд, произошли после новогодних праздников. Еще в декабре в словах предпринимателей ощущалась какая-то надежда. Многие, с кем я встречалась, говорили: «Подождем до февраля», - подсознательно ожидая улучшений (хотя первые два месяца года всегда считаются тяжелыми). Но в январе, когда стало ясно, что изменений к лучшему не происходит, настроения стали минорными, и даже те, кто вел себя крайне спокойно, начали испытывать внутреннюю тревогу.

- В какой сфере - бизнеса или личного потребления - поведение предпринимателей стало корректироваться раньше?

- В бизнесе. Предвосхищая или уже почувствовав уменьшение количества клиентов, компании начали сокращать издержки, объемы закупок, количество поставщиков, а затем включился механизм домино. Ведь мы очень сильно связаны друг с другом - нельзя делать бизнес, ни с кем не контактируя, не сотрудничая. Поэтому, когда проблемы начались у одних, трудности по цепочке затронули и остальные компании: множились неплатежи, не выполнялись обязательства, на бизнес давили кредиты. Последним звеном в этой цепи, потерявшей устойчивость, стали люди - сотрудники и владельцы компаний.

Если говорить об изменении личного потребления, то, по моим наблюдениям, бизнесмены чаще всего стали отказываться от развлечений и дорогостоящих услуг. К примеру, довольно большая группа нижегородских предпринимателей (в том числе и я) планировала отправиться в январе в туристическую поездку, однако уже в декабре мы столкнулись с отказами от путешествия. Многие начали пересматривать свои личные бюджеты, осознав, что наступило время экономии.

- Деловые люди готовы к уменьшению размера собственных трат и смене образа жизни?

- Любые изменения даются тяжело, особенно если они не в лучшую сторону. Но интересно то, что давление внешних обстоятельств на всех людей примерно одинаково, а реакция на стресс разная. Одни при мысли о смене образа жизни начинают хвататься за голову, а другие принимают новые условия как необходимость, готовы иронизировать по поводу этой ситуации и даже извлекать из нее пользу.

- Много ли среди знакомых вам предпринимателей тех, кто воспринял этот период как время выгодных покупок и сделок?

- Такие намерения озвучиваются довольно часто, но сегодня я не знаю людей, использующих это время для покупок. Различные магазины и автосалоны предлагали огромные скидки, появились интересные предложения о продаже коммерческой недвижимости, однако эти возможности пока мало кто рассматривает. Во-первых, многие предпочитают аккумулировать средства в своем основном бизнесе, во-вторых, те, у кого есть свободные деньги, предпочитают выжидать, считая, что подходящее время еще не наступило.

- На Западе состоятельные граждане стали стесняться дорогих покупок и ограничивать их. Распространено ли такое поведение в нашей бизнес-среде?

- У иностранцев и россиян отношение к богатству всегда было разным, и кризис не стер этого различия. В Европе и Америке бизнесмены даже с очень высоким уровнем дохода ведут себя скромно, передвигаются на хороших, но не роскошных автомобилях, никогда не демонстрируют своего богатства и не требуют особого внимания к своей личности. Но часто можно наблюдать, как кто-то из наших соотечественников пускает пыль в глаза и совершает огромные траты. Думаю, желание подчеркнуть собственную важность за счет потребления дорогих товаров и услуг окончательно не исчезнет у россиян: им и по сей день не хватает «звезд» в отелях или престижных автомашин для перемещения по чужим городам и странам.

- В деловой сфере различия в поведении иностранцев и россиян существуют?

- Образно нашу страну можно сравнить с последним вагоном, прицепленным к паровозу: кризис начался в Америке, затем захватил Европу, а потом Россию, и поскольку мы в конце, нас качает больше всех. Я часто бываю на встречах с иностранными партнерами и сделала вывод, что они хоть и вынуждены перестраивать свой бизнес, но делают это более спокойно - там запас прочности больше, чем у наших фирм. Да, у западных компаний тоже сократились выручки, снизилось потребление различных товаров и услуг, но это не заставило их урезать до нуля расходы на обучение, рекламу и маркетинг. В то время как европейские, да и многие московские компании перераспределяют похудевшие бюджеты, нижегородские предприниматели часто вовсе отказываются от финансирования статей на развитие.

- Если говорить лично о вас, от каких товаров и услуг вы могли бы оказаться, а от каких - ни в коем случае?

- В связи с общим настроем я тоже кое-что поубавила в своем потреблении - уменьшила расходы на косметические услуги, развлечения, походы в рестораны. В то же время я постараюсь при любых обстоятельствах не останавливать изучение английского языка, попытаюсь сохранить выезды на европейские встречи, поскольку вижу в них потенциал и возможности для будущего развития.

Думаю, сейчас я буду больше концентрироваться на себе, что отразится и на моем поведении как потребителя. Для меня наступило время, когда можно заняться собой (этого бизнесменам, которые были загружены чуть ли не 24 часа в сутки, всегда не хватало), самообучением, физическим и духовным здоровьем. В частности, я намерена больше заниматься спортом, то есть начать делать то, на что раньше никогда не хватало времени. Теперь оно должно появиться за счет отказа от других занятий.

- Не так давно большинство компаний розничной торговли предлагали огромные скидки. На ваш взгляд, они стимулировали потребителей к покупке?

- Лично для меня скидка не является побуждающим стимулом. Если я захотела что-то приобрести, сделаю это в любом случае. Если же при этом мне дадут скидку, буду очень рада, но отнесусь к ней, как к приятному дополнению. Мне кажется, что снижение цены стимулирует покупателя только тогда, когда он уже остановил свой выбор именно на этом товаре или услуге, но совсем не действует в тех ситуациях, когда человек не определился, что ему нужно - туфли или автомобиль.

Скидки предполагают некую спонтанность действий (удивился цене - совершил покупку), а сейчас, при введении режима экономии, люди стали больше обдумывать, как поступать. Конечно, нам трудно перестроиться с одной модели поведения на другую, из-за чего и возникает такое настроение, как растерянность. Иногда, забыв о реалиях, потребителям хочется действовать как раньше, но мысли о сократившихся личных доходах или выручках компаний быстро отрезвляют.

- В начале этого года вы путешествовали по Танзании, видели там жизнь местных племен. Каков их уровень потребления и довольны ли им люди?

- Меня поразил контраст: при наличии богатой природы и комфортного климата африканцы живут крайне бедно, их потребности элементарны и касаются только товаров первой необходимости. Но самое удивительное - их такая жизнь устраивает, они счастливы. Кстати, нижегородские бизнесмены, увидев африканский быт, мучались вопросом, почему при наличии обширных возможностей местное население не хочет жить лучше, и никак не могли принять мысль, что им другого образа жизни и иных благ просто не надо.

Конечно, кризис отразился и на жизни в Танзании, однако местные жители не фиксируются на этом так сильно, как европейцы. Любимое выражение в тех местах - «акуна матата», «нет проблем», и нам следовало бы взять его на заметку, поучиться относиться к происходящему без напряжения.

Не менее ценен и другой урок, который можно вынести из наблюдений за коренными жителями Танзании, - как довольствоваться малым, уменьшить потребление и при этом не чувствовать себя ущемленным. Еще перед началом кризиса многие бизнесмены признавали, что современный уровень потребления заметно превысил их настоящие нужды, что существует большое количество вещей, без которых легко можно обойтись. На фоне африканского быта наша склонность к гиперпотреблению проявилась очень наглядно.

- Но тогда получается, что многие бизнесы, которые живут именно за счет предоставления дополнительных и, по большому счету, ненужных услуг, сами становятся ненужными?

- Да, и поэтому они будут сворачиваться в первую очередь. Такие компании создавались в благополучные времена для предоставления услуг премиум-класса, всевозможных тюнингов и удовлетворяли потребность своих клиентов в признании их статуса. Сегодня данная группа потребителей уже уменьшилась, а в ближайшем будущем, думаю, этот круг станет еще более узким.

Досье

Ирина Земскова в 1990-е гг. являлась директором совместного российско-китайского швейного предприятия «Нигочжун». В 1996 г. открыла собственный салон-магазин «Хоста», в 1999 г. возглавила фирму «Бизнес-букет НН». В 2003 г. училась по российско-шведской программе IFL. В 2004 г. создала Центр кадровых технологий «Бизнес Будет!».

В конце 2005 г. Ирина Земскова получила сертификат тренера международной консалтинговой компании Crestcom (США) и стала ее официальным представителем в России. Обучает по этой программе владельцев и менеджеров нижегородских, а также московских компаний. Открыла спецкурс по изучению английского языка для бизнесменов.


Галина Зайцева, "Деловая неделя" №4 (146), 10 марта 2009
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.