​Как приоткрыть окно в Европу

Алексей Дмитриевич Тихомиров - генеральный директор ООО «Метмаш», кандидат экономических наук.

В 2004 году ОАО «Завод Нижегородский Теплоход» решило отказаться от непрофильных активов. Металлургическое и машиностроительное производство было выделено из состава старейшего завода в отдельную бизнес-единицу и стало именоваться Борским заводом металлургии и машиностроения или — для краткости — «Метмаш».

Мы продолжаем знакомить наших читателей с предприятиями — участниками четвертого ежегодного конкурса «Лучший экспортер года Нижегородской области», который организован министерством промышленности и инноваций Нижегородской области, ГАУ «Центр развития экспортного потенциала Нижегородской области» и проходит с участием некоммерческого партнерства «Приволжская лига содействия ВЭД». Сегодня мы представляем очередного участника конкурса — завод «Метмаш».

О «теплоходовских» корнях нового предприятия напоминает портрет основателя завода, нижегородского промышленника и судовладельца Сироткина, висящий на стене в кабинете генерального директора ООО «Метмаш» Алексея Тихомирова. Он и сам потомственный «теплоходец», здесь когда-то работал его дед, продолжают трудиться отец и двое братьев. Для самого Тихомирова вопрос «Куда после школы идти?» тоже не стоял: отучился по целевому направлению в Горьковском политехе, вернулся на завод и уже 20 лет здесь работает. С 2007 года руководит предприятием.

За эти годы ООО «Метмаш» стало одним из ведущих российских предприятий по выпуску комплектующих и сменно-запасных деталей для судостроения и судоремонта. Здесь есть свой модельный цех, сталелитейное, кузнечно-прессовое и механосборочное производства, что позволяет выполнить на собственной площадке практически любой заказ — от заготовки до готового изделия.

— Наверное, проще назвать то, чего мы не выпускаем, одних гребных винтов существует более 250 моделей, и якорей не менее 100 типоразмеровов, — рассказывает генеральный директор ООО «Метмаш», кандидат экономических наук Алексей Дмитриевич Тихомиров. — Наша продукция подразделяется на несколько групп: первая — это изделия для речников и моряков — якоря, сменные и запасные части для судов, земснарядов, плавучих кранов.

Вторая группа — продукция для газо- и нефтехимической отрасли, в основном, поковки с механической обработкой различного уровня сложности, комплектующие к запорной арматуре, пробки и кольца.

Третья группа — изделия для атомной отрасли. В 2012 году мы получили лицензию «Росатома» и с тех пор регулярно участвуем в тендерах и изготавливаем продукцию для различных предприятий атомной отрасли.

Примерно половину объема нашего производства составляют заказы, которые мы выполняем по чертежам самих заказчиков.

— Конкурентов в этом сегменте рынка у вас много?

— Да, и конкуренция очень жесткая: если ты не монополист в том или ином виде продукции, то бороться приходится за каждого клиента. Мы понимаем, что с крупными предприятиями по ценам нам соревноваться сложно. Но у нас есть другие конкурентные преимущества, например, короткие сроки исполнения. Нередко бывает так, что заказчики звонят нам в пятницу и говорят, что изделие нужно им уже в понедельник. И мы его в понедельник отгружаем.

Коллеги отмечают, что у нас «низкий уровень бюрократии», то есть быстрое заключение договоров, гибкие условия оплаты плюс отработанная короткая цепочка принятия решений и возможность согласования любых возникающих вопросов напрямую со всеми, начиная с технологов и заканчивая генеральным директором. Здесь нет особого ноу хау, такое вполне возможно на любом предприятии, только где-то считают, что они — самые главные и под них должны подстраиваться, а у нас ровно наоборот — это мы подстраиваемся под клиента. Это и есть наше главное конкурентное преимущество.

— К качеству продукции «Метмаша» у заказчиков претензий не бывает?

— У нас есть своя центральная заводская лаборатория, аккредитованная и Морским регистром, и Речным регистром, которая ведет контроль на всех этапах производства. Она не только обслуживает наши внутренние нужды, но и выполняет заказы других предприятий.

Уровень технического оснащения предприятия позволяет в полной мере обеспечить необходимое качество продукции. Достаточно сказать, что на судовых гребных валах длиной 5 метров и диаметром всего 100 мм мы выдерживаем точность биения рабочих шеек вала до пяти соток.

Очень большая часть продукции механообработки выходит с завода после 100%-ного ультразвукового контроля. В зависимости от необходимости она еще проходит контроль инспектором Морского регистра или Речного регистра или надзорным органом «Росатомнадзора» — и качество продукции всегда соответствует их требованиям.

— Сейчас модно рассуждать о том, что несет экономике кризис — возможности или опасности. Чего больше, как вы считаете?

— Чего больше, пока сказать трудно. Первый отрицательный момент, с которым мы столкнулись, это резкое повышение ставок по банковским кредитам. Мы оборотных средств почти не занимаем, но наше предприятие молодое, у нас есть «длинные» инвестиционные кредиты, которые были взяты на выкуп здания и земли, приобретение оборудования. Можно было бы понять логику Центробанка, когда он поднимает ключевую ставку для того, чтобы сбить спекулятивную активность на валютном рынке. Но когда поднимается ставка по действующим кредитам, взятым уже много лет назад, то это понять очень сложно.

Сказался кризис и в том, что часть наших клиентов, пусть небольшая, но снизила объемы заказов, объясняя это тем, что у них тоже упали объемы производства. Пока тот уровень заказов, который у нас сегодня есть, позволяет работать, не предпринимая никаких резких антикризисных действий. Но мы еще не забыли 2008—2010 годы, когда вынуждены были продавать свою продукцию с убытком, лишь бы не останавливать производство.

Серьезно скорректировал кризис и наши планы по техническому перевооружению производства. Не так давно мы приобрели для кузнечно-прессового цеха импортную нагревательную печь (отечественные, к сожалению, по своим параметрам и близко с ней не соперничают). Она не только вполне обеспечивает наши потребности, но и дает экономию по расходу газа в семь раз. Кроме того, новое оборудование изменило условия труда: если раньше к печи подойти было нельзя, то сейчас вот под этой, новой, кошка живет, так как температура не превышает 40оС. Планировали купить вторую такую же печь, но тут как раз рубль рухнул, пришлось отложить мечту до лучших времен.

Была в планах и серьезная модернизация кузнечного пресса, но при сегодняшних курсах валюты это тоже нереально, будем ждать лучших времен. Правда, пока запаса прочности для того, чтобы оставаться конкурентоспособным, нашему предприятию хватает.

— Как повлиял кризис на цены металла и энергоносителей (газ, электроэнергию), которых ваше предприятие потребляет очень много?

— Цены на энергоносители, разумеется, растут, но предсказуемо. А вот с металлом ситуация прямо противоположная. Мы используем в производстве только отечественный металл, закупаем его там, где хорошее качество и приемлемые цены — от Кемерова до Электростали. Но в последнее время металл очень подорожал: только с начала года уже на 30%, а по некоторым позициям цены выросли и на все 50%. Насколько я понимаю, у наших поставщиков есть экспортные заказы, и они пытаются внутренние цены подтянуть к валютным.

— И что остается в этой ситуации вам — пропорционально поднимать цены на свою продукцию?

— Нет, мы стараемся, по возможности, смягчить этот процесс. Стоимость заготовки в конечном продукте составляет около 60%, так что если, например, поставщик металла увеличивает цену изделия на 20%, то мы поднимаем ее для потребителя на 12%, не закладывая в нее ни рост зарплаты, ни рост цен на газ и электроэнергию. Стараемся оставаться «на плаву» за счет других своих конкурентных преимуществ.

— Но вы сказали, что кризис все же открыл и определенные возможности?

— Да, изменение курсового соотношения валют повысило конкурентоспособность части нашей продукции, открыло возможности для ее экспорта. Иначе и на внутреннем рынке мы бы испытывали трудности. Ведь те якоря, которые теперь мы предлагаем в качестве импортозамещения, были разработаны еще полтора года назад, но все это время разработка лежала без движения, не было на нее ни одного заказа. А как только курс валюты поднялся, это сразу же сделало ее конкурентной. Сейчас подписан контракт с «Красным Сормовом» на два типоразмера новых импортозамещающих якорей, на подходе второй контракт. Мы направили свои предложения по новым типам якорей на «Балтийский завод», где сейчас находятся в стадии строительства три ледокола, и надеемся, что нас допустят к участию в тендере на якоря весом 5,5 тонны каждый.

— Выходит, спасибо кризису за это?

— Ну, за то, что происходит внутри страны, в том числе и на нашем предприятии, благодарить не приходится. А вот окошечко по экспорту действительно приоткрылось. Вопрос только в том, сумеем ли мы через это окошечко пройти.

— А каково это: без опыта выходить на внешний рынок?

— Определенный опыт экспортных поставок у нас все же есть еще со времен завода «Теплоход» — тогда мы экспортировали свою продукцию и в Китай, и в Монголию, а сегодня поставляем ее в Казахстан, причем на регулярной основе, каждый квартал. Сотрудничали мы также с Белоруссией и с Украиной. А вот сейчас решили присмотреться к рынкам Восточной Европы. В странах бывшего соцлагеря тоже есть порты и судоходные компании, судостроительные и судоремонтные заводы, там сохранились еще и суда тех же серий, что работают у нас. А детали, которые у них не выпускаются и поставляются Китаем или Голландией, мы сегодня уже можем предложить по куда более выгодным ценам. Для этого пытаемся задействовать все доступные каналы и продвигать свою продукцию и через ТПП и ее торговые представительства, и через Лигу содействия ВЭД и ЕИКЦ, кроме того, ищем своего постоянного представителя, который бы мог обеспечивать нам заказы. Со своей стороны готовы получить все необходимые для выхода на рынок ЕС сертификаты и даже уже начали этим заниматься. Но после того опыта, который мы получили в работе с «Росатомом», где требования очень жесткие, нас эти «фильтры» не пугают. И если сейчас приоткрылось «окно в Европу» и появилась возможность зкспортных поставок, то обязательно нужно пытаться этим воспользоваться. Мы пока только в начале пути. Но не боги же горшки обжигают…

Источник: Биржа № 8 от 11 Марта 2015


Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.