Руфина Клишковская: «Кремль» закрыли, а звезды все ярче

Директор студии-продакшн LK Media Руфина Клишковская об импортозамещении, кризисе и эмоциях.

Когда у заказчика есть стремление сделать работу исполнителя — написать за него сценарий презентационного фильма или видеоролика, руководить съемками, присутствовать на монтаже, — из этого редко получается что-то хорошее, — считает Руфина Клишковская, директор студии-продакшн LK Media и в прошлом коммерческий директор ГТРК «Кремль». — И такое стремление свойственно, в основном, представителям среднего и малого бизнеса. Наверное, поэтому мы и не работаем в данном сегменте.

Есть люди, для интервью с которыми не требуется особый повод. Они сами по себе повод. Их настрой и заряженность на жизнь — еще какой повод! Особенно во времена всеобщей настороженности и тотального энерго-сбережения, когда не только деньги берегут и придерживают, но и души.

— Руфина, одна из расхожих антикризисных мер в бизнесе — оптимизация работы PR-служб, вплоть до сведения ее на нет. В этой связи деятельность вашей компании — одна из лакмусовых бумажек рынка. Какие процессы и преобразования вы наблюдаете сегодня: кто экономит на продвижении, а кто, наоборот, усиленно работает в этом направлении — но более осмысленно; кто в срочном порядке занимается диверсификацией бизнеса или вообще меняет сферу деловой активности, изобретает что-то и спешит презентовать все свои ноу-хау?

— В целом по рынку мне тяжело говорить, так как мы работаем в основном с крупными, как я их называю, «межгалактическими корпорациями». Они чувствуют себя более устойчиво по сравнению с малым и средним бизнесом, но, тем не менее, бюджеты на PR порезали. Теперь на любые затраты смотрят как на инвестиции и ждут от них отдачи в будущем.

Активизировались те, кто занимается импортозамещением. Если предприятие может предложить реальную альтернативу импорту, то сейчас самое время о себе заявить.

К сожалению, из-за дефицита ликвидности практически полностью свернулись инвестиционные программы. Соответственно и пиарить здесь стало нечего.

— Не спрашиваю, сильно ли ударил по студии LK Media кризис, лучше узнаю — какие новые возможности вы обнаружили для себя и для своих клиентов в сложившейся экономической и геополитической ситуации?

— Наверное, в кризис мы обнаружили для себя ту же возможность, что и многие, — оказывается, можно существовать и на меньшие деньги, чем год назад.

Думаю, что в кризис активно пойдет продвижение через интернет. Это дешевле, но ничуть не хуже по охвату аудитории. Например, в социальной сети facebook у меня 5000 френдов. Чем я хуже газеты, которая издается тиражом 5000 экземпляров? Но точно дешевле!

— А вы и ваша команда теперь более свободны, чем во времена работы в телекомпании «Кремль»? Я имею в виду творческую профессиональную свободу, перспективы развития, другие технологии и т. д.

— После закрытия телекомпании «Кремль» мы создали свою студию-продакшн. Теперь у нас нет привязки к эфиру, а это значит, что мы можем потратить больше времени на создание качественного видео. Это очень важно для моей команды, ведь 2/3 в ней — перфекционисты.

Я ощутила и свою персональную свободу, ведь прежде я всегда работала как наемный сотрудник. Теперь я могу реализовывать те проекты, которые мне нравятся. Я не должна трансформировать их под требования руководства или искать рентабельность там, где ее нет и быть не может. Это я сейчас о социальных проектах, которыми мне очень нравится заниматься.

— Что нового вы открыли в себе и окружающих в период серьезных перемен, связанных с закрытием «Кремля» — вернее, объединением его с ННТВ? И насколько серьезными оказались эти перемены? В чем самое существенное отличие?

— Закрытие телекомпании «Кремль», на мой взгляд, было логичным решением. Действительно, за счет бюджета не стоит содержать больше одного СМИ. Достаточно одной телекомпании, одной ленты новостей, одной газеты. Нелогичным мне показалось, что закрытие таких СМИ не было продолжено.

Когда закрывали «Кремль», всех нас немного страшила неизвестность. Но, как оказалось, у нас работали действительно профессионалы своего дела. Все, без исключения, выросли: бывших «кремлят» теперь можно встретить и на высоких должностях, и в крупных компаниях, а некоторые (в том числе и мы) создали свой собственный бизнес.

— Как вы руководите и держите себя и свою команду в форме — физической, психической, вдохновенно-рабочей? Кстати, однажды Константин Райкин на похожий вопрос гениально ответил: «Преподаю!»

— У нас небольшая команда. Я не могу сказать, что «я ими руковожу», нет. Каждый — это состоявшийся профессионал, которому можно полностью доверить свой участок работы.

— Имеются ли в вашем арсенале некие «прививки» от штампов в работе, от поточности и конвейеризации?

— У нас не может быть «потока» или «конвейера». Мы сознательно сделали выбор в сторону качества. Решили так — пусть у нас будет меньше клиентов, но каждому мы посвятим столько времени, сколько нужно.

— Мгновенная обратная связь, которую дает интернет, бывает очень жесткой, а часто провокационной и глупой, — как вы реагируете на это? Есть тактика ведения боя?

— Человека, который начинал на NN.RU, в интернете невозможно вывести из себя. Я просто различаю виртуальную и реальную жизнь.

— Скажите, вы человек сильных эмоций и внутренних переживаний? Часто ли вам приходится обуздывать свои душевные порывы? Или это вообще не про вас?

— Я эмоциональный человек. Наверное, поэтому я люблю переписываться. Ответ в письменном виде не предполагает моментальной реакции, в отличие от телефона или разговора при личной встрече. Даже если возмутят чьи-то слова — напишу ответ, но не отправляю. Попью кофе, сотру его и напишу другой — вежливый.

— А вы всегда стремитесь все делать с пользой — и даже отдыхать: пикник совмещать с субботником, отпуск с поездкой на Соловки и чтением серьезной литературы (кстати, как вам роман Захара Прилепина «Обитель»?), выходные — с благотворительным рейдом в дальние районы области? И, сдается мне, это далеко не самые смелые и креативные сочетания…

— Я бы сказала, что люблю отдыхать не с пользой, а со смыслом. Мне действительно скучно просто сидеть и разговаривать. Для этого есть интернет — завел тему и обсудил все, что хочешь. А уж если собираться, то нужно что-то всем вместе делать.

Так, летом мы собираемся на «AntiСВИН» и убираем мусор в местах отдыха нижегородцев. А сейчас собираемся в Воскресенский район, чтобы поздравить с 9 Мая 150 бабушек и дедушек.

Кстати, те, кто не был на Соловках, воспринимают их в первую очередь как место расположения СЛОНа (Соловецкого лагеря особого назначения). А кто ездил — понимает, что Соловки — это прежде всего «место силы». Я была там дважды и все равно не успела все посмотреть. «Обитель» мне понравилась. Кстати, многие ехали на Соловки с книгой под мышкой. Так что Прилепину нужно сказать спасибо за генерацию потока туристов в эти места.

— Вы очень тепло отзываетесь о своих клиентах. А часто ли вам приходится сталкиваться с внутренней несвободой заказчиков, с зависимостью от чужого мнения и боязнью нестандартных решений? Что вы делаете в таких случаях? И можете ли позволить себе кому-то отказать?

— Как я уже говорила, в основном наши клиенты — «межгалактические корпорации». В таких компаниях есть разработанная стратегия, корпоративные стандарты, бренд-бук. Едва ли все это можно назвать «внутренней несвободой заказчиков». Скорее, следующий этап развития бизнеса, при котором на местах просто не может быть самодеятельности.

То, о чем вы говорите, больше свойственно среднему и малому бизнесу. Когда у заказчика есть стремление сделать работу исполнителя — написать за него сценарий, руководить съемками, присутствовать на монтаже. Из этого редко получается что-то хорошее. Наверное, поэтому мы и не работаем в этом сегменте.

— Много ли у вас достойных конкурентов? И в чем вы видите свое главное преимущество?

— Согласно теории менеджмента это неправильно, но мы не мониторим конкурентов. Мы просто делаем то, что любим. Занять свое место на рынке нам позволяет то, что мы любим сложные вещи — нам интересно разобраться в годовом отчете ОАО, в производственном процессе интегральных микросхем или нюансах IT-решений, а потом представить все это кратко и наглядно.

— В чем для вас уникальность или особенность Нижнего Новгорода и чего вам не хватает здесь — с профессиональной точки зрения, с точки зрения ведения бизнеса?

— Особенность Нижнего Новгорода в том, что это пригород Москвы. Лучшие люди уезжают.

А предприятия, поднакопив денег на презентационный фильм, предпочитают пригласить москвичей. Однако в этих особенностях наши возможности — мы одни из лучших на своем рынке. Москвичи, получив деньги от нижегородских предприятий, зачастую нанимают именно нас для производства видео.

— Ну, и как женщина в бизнесе, причем женщина красивая, — любите ли вы удивлять?

— На этот вопрос не знаю, как ответить. Никогда в своей работе не апеллировала к тому, что я красивая женщина.


Людмила Зуева, Биржа № 14 от 21 Апреля 2015
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.