Александр Данилин: «Нас погубит эпидемия глупости»

Интервью с Александром Данилиным, психиатром, врачем-наркологом, челном Международного психоаналитического общества.

Казалось бы, где психиатрия, и где экономика. Но масштабы трагедии, о которой говорил этот врач на недавней встрече с нижегородскими журналистами в Медиа Страйк Холле, к экономике имеют самое прямое отношение и могут сломать судьбу каждого из нас.

Александр Данилин — психиатр, врач-нарколог, член Международного психоаналитического общества, автор шести книг, множества статей и лекций по психологии наркозависимости и экзистенциальной психотерапии.

С 2003 года Александр Геннадиевич является ведущим радиопрограммы «Серебряные нити» на «Радио России» — передачи о человеческой душе во всех ее проявлениях.

Александр Данилин более 20 лет занимается практической психотерапией в клиниках Москвы.

Взгляды Данилина далеки от общепринятых в профессиональной среде, но неизменно вызывают интерес тех, кто знаком с проблемой наркомании не понаслышке.

— По данным медиков, сегодня в России около 8,5 миллиона наркозависимых, число их увеличивается на миллион, и около 100 из них ежегодно гибнут. Это дает основания говорить о настоящей эпидемии наркомании в стране…

— С моей субъективной точки зрения, в нашей стране эпидемия только одной тяжкой болезни, и болезнь эта называется глупостью. Наших наркоманов ничем, кроме психотропных препаратов не лечат, и пока не собираются.

И те подходы, которые приняты в нашей медицине, уже превратили в инвалидов треть молодого населения страны: попытки лечить зависимость от химических препаратов с помощью других химических препаратов вызывают искусственное слабоумие.

На моих глазах тысячи людей превратились в постоянных пациентов психиатрических больниц, которые фактически двигаются по кругу: выписываются, срываются и снова попадают в больницу.

— Как же тогда помочь наркозависимым?

— Давайте попробуем ответить себе на вопрос: в чем смысл приема веществ, изменяющих сознание? Мы хотим почувствовать себя свободными от проблем — именно в этом смысл опьянения — пытаемся найти иллюзию свободы.

А что такое зависимость? Это отказ от ответственности, и это уже имеет прямое отношение к наркотикам. Ведь чем больше зависимость от них называют болезнью, тем меньше ответственность самой личности.

Потому что в нашей культуре болезнь — едва ли не единственный способ оправдать свое поведение, свою слабость, а точнее — свою безответственность.

Желание сбросить с себя груз проблем, которых у всех немало, знакомо практически каждому, но способы достижения этого у всех разные. Когда в жизни алкоголика или наркомана количество проблем, с их собственной точки зрения, достигает критической массы, возникает желание освободиться, и они идут пить или принимать наркотик.

Но разум-то понимает, что это не свобода, а лишь ее иллюзия, и дальше нужно увеличивать дозы.

Наркомания — это в действительности болезнь самолюбия. Вспомните недавние истории массовой гибели подростков от спайсов. Они же просто не знали, где и как свободу искать. А распространитель произнесет магическую фразу «Курни — почувствуешь себя человеком» — и это, пусть ненадолго, но изменит твою жизнь.

Это может вырасти в национальную трагедию, если открыто не говорить об этом. Мы почему-то считаем, что если проблему спрятать или запретить, то она исчезнет. И таким образом лжем сами себе.

— Как вы относитесь к легализации так называемых легких наркотиков, попытки которой предприняты за рубежом? Похоже, шаг к тому, чтобы сказать правду и признать проблему, так?

— Легализация наркотиков — это вопрос культуры общества, того, как оно воспринимает данную проблему. В нашей стране многими поколениями психиатров прием наркотиков объявлен тяжелым психическим заболеванием.

Это и есть культурный ответ общества. Поэтому в наших условиях и легализация продажи некоторых наркотических средств, и программа методоновой заместительной терапии ведут только к одному — к инвалидизации зависимых.

— Существует распространенная версия, что наркотизация — это часть некого плана, направленного против нашей страны.

— Я не верю в конспирологию, это просто тип человеческого мышления. Так жить проще, потому что кажется, что любой заговор можно раскрыть и победить. А глупость — как амеба: на нее наступишь — она растекается, другую форму принимает…

Долгие годы ситуация была одна и та же: я приходил в московский департамент здравоохранения, где работали солидные люди с учеными степенями, профессора, и пытался им что-то говорить о реабилитации наркоманов, но неизменно слышал в ответ: «Что вы у нас время отнимаете, это же отбросы общества, кому нужно ими заниматься?»

Существование самой проблемы вроде бы признается, но так как считается, что сделать с ней ничего нельзя, то и заниматься ей не стоит. А средства, предназначенные на профилактику, можно направить и на более насущные нужды медицины.

Когда главный нарколог страны с трибуны научной конференции на полном серьезе заявляет, что наркомания — это генетическое заболевание и, следовательно, сделать с ним ничего нельзя. Но у нас этим заболеванием страдает полстраны, и по этой логике получается, что их можно запереть в некие резервации, чтобы остальным не мешали, или вспомнить о евгенике и, например, запретить таким людям браки, иметь детей.

— А есть другие варианты помощи наркозависимым кроме использования психотропных средств?

— Конечно. И весь мир воспринимает проблемы наркотиков и алкоголизма совсем иначе. И работает с этими проблемами вполне успешно.

Но когда у нас, базируясь на весьма спорном, с научной точки зрения, посыле, предлагается принять на веру, что по анализу крови можно поставить диагноз: будет ваш ребенок наркоманом или нет, то все становится с ног на голову.

Согласитесь, бессмысленно говорить о реабилитации наркозависимых, если это генетически больные люди. Обратите внимание: полиция, ФСКН говорят о том, что этих людей нужно перевоспитывать, и делают это (с большим или меньшим успехом). А медицина говорит: нет, давайте их всех изолируем.

Сегодня такие понятия, как профессионализм, профессиональная честь, серьезно девальвированы, и это порождает бессовестную ложь, в том числе — и о том, что у нас какая-то особенная наркомания, не как на Западе, а значит и бороться с ней мы должны по-другому.

Мы калечим молодежь там, где есть иной, понятный подход, и это подход воспитательный. Ведь реабилитация — это и есть воспитание.

— Можно ли надеяться, что и у нас возобладает такой подход?

— Это зависит от общего состояния умов. И от желания слышать. В частности, и со стороны СМИ. Вот я говорю, согласитесь, о непривычных вещах, и чтобы обосновать свою позицию, мне нужно хотя бы 15 минут. А кто мне их, в каком эфире даст?

Максимум, на что можно рассчитывать, три минуты. Но в таком формате врать легко, а наоборот — сложнее. И получается, что возможности для нормального разговора, для того, чтобы объяснить важные вещи, у нас не существует — все в формате «волшебной палочки»: раз — и всё готово.

Так что если мы всерьез хотим думать о профилактике, то нужно искать специальные профилактические форматы. Возможно, это должен быть специализированный канал, возможно, пока — на общественных началах, возможно, в интернете…

— Но это же не освободит людей от повседневных проблем, не вернет им чувство самоуважения?

— А давайте взглянем на проблему с другой стороны. Для решения любой психологической задачи, будь то повышение ответственности или самоуважения, она должна быть четко сформулирована — тогда и инструменты для решения найдутся.

Вспомните, как успешно работал со своими «трудными» воспитанниками Макаренко, чей опыт сегодня незаслуженно забыт. Это готовая отечественная методика ресоциализации — бери и пользуйся. Но эту задачу никто не ставит, вот в чем беда.

Требуется желание самого пациента

Заслуженный врач, Российской Федерации

По моему твердому убеждению, положительный результат в лечении наркозависимого человека может быть достигнут тогда и только тогда, когда у самого человека будет горячее желание избавиться от этой зависимости и стать здоровым.

Если стремления быть здоровым у наркозависимого не будет, насильно вылечить его нельзя. Усилиями многочисленных общественных организаций, трудовых коллективов, органов внутреннего порядка, а также сердобольных родственников и друзей заставить человека покончить с употреблением наркотических средств невозможно.

Да, бывают случаи, когда наркоман поддается уговорам и принимает решение лечиться, посетив курс профилактических лекций, но положительный эффект от таких сеансов чаще всего нулевой: человек послушает лекции и продолжает употребление наркотиков. Такая же ситуация и в лечении алкоголизма.

Помню, что в годы моей работы в психоневрологической больнице на Сахалине мы с коллегами в нашем комсомольско-молодежном отделении лечили от алкоголизма бесплатно (зарплату получали только санитары), и впоследствии выяснилось, что отказаться от употребления алкоголя смогли только 5,7%.

И дело совсем не в уровне профессионализма врачей. Вылечиваются от наркозависимости или алкоголизма те, которые действительно хотят излечиться. Так что подчеркну еще раз, что самое главное — личное желание пациента.

Источник: Биржа № 40 от 21 Октября 2014


Елена БОРМАТОВА, Биржа
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.