Евгений Линев: «Бизнес – это не только финансовая свобода

Интервью с Евгением Линевым, коммерческим директором компании «Флорахим».

Его дело нельзя назвать распространенным. Он занимается расчисткой охранных зон линий электропередач и путепроводов от деревьев и мелколесья и признается, что в этот бизнес, где нет легких путей, его привела романтика. Знакомьтесь — Евгений Линев, коммерческий директор компании «Флорахим».

— Наверное, сложилось много факторов, повлиявших на мою бизнес-судьбу. Это и мои знания и умения, и мой отрицательный опыт предпринимательства в другой сфере, и мой характер романтика. Не удивляйтесь, но, зарабатывая деньги, многие бизнесмены стремятся, возможно, даже бессознательно, обрести не только финансовую свободу.

Важно еще заниматься тем делом, к которому тянется душа, — не каждый человек может себе позволить эту роскошь.

Что касается меня, то я очень люблю природу, причем вписываюсь в нее, используя минимальный набор предметов комфорта. Летом с семьей любим разбить где-нибудь палатки в глуши, собираем дары леса, готовим на костре.

С женой познакомился в горах. Она из Санкт-Петербурга, и на сегодняшний день, когда у нас двое детей, целесообразней было бы переехать в северную столицу. Там и возможностей побольше для занятий зимними видами спорта — дети увлекаются фигурным катанием — и теща может помочь в их воспитании.

Тем не менее, не могу решиться на этот шаг, как-то прикипел к нашему городу и к любимым нижегородским лесам. Они ведь меня и кормят, так как наша компания производит работы в лесных массивах, где проложены просеки под линиями электропередач и путепроводами. На сегодняшний день мы обслуживаем уже не только Нижегородскую область, но и расширили географию до Владимирской.

— Вы так рассказываете, что создается впечатление, что вокруг Нижнего Новгорода сплошная тайга. Действительно такие сложные условия работы?

— В сфере, где работает наша фирма, нет легких путей. И это правда, что тайга, — посмотрите по карте: немного в сторону Кирова — и начинаются сплошные леса да болота. Деньги приходится зарабатывать кровью и потом в прямом смысле.

В штате у нас 100 человек, бригады работают вахтовым методом, оплата сдельная: чем больше гектаров расчистки они сделают, тем больше заработают. К примеру, в прошлом году бульдозер разворачивался и гусеницами зацепил край болота.

Несколько суток мы все пытались его оттуда вызволить, вручную, подкладывая бревно за бревном, поднимали махину по сантиметру. В этом году лес приготовил новую ловушку. Только приобрели за пять миллионов новый экскаватор — и снова ЧП. Водитель слишком поздно заметил зыбкую поверхность, и машина провалилась в болото.

Мы приобретаем технику в лизинг по 15% годовых, это на 8–10% в год ниже обычного кредита, но выплачивать продолжительное время за пропавший экскаватор нам не хотелось. Лебедками удалось вызволить спецтехнику из плена болотистой местности. И знаете, даже в негативных, на первый взгляд, моментах тоже можно узреть некоторые элементы романтики.

Что касается условий работы, они, и правда, не из легких. Летом нас могут одолевать жара и комары, а зимой пурга и метели. Пока снег на лесополосе до одного метра, ы еще в рабочем режиме, но, если он выпадает выше 1,5–2 метров, то рубить уже бесполезно, весной все равно придется повторно подпиливать пни.

— Свой бизнес вы начинали как большинство в 90-х годах. Что вы вынесли из тех тревожных, однако поучительных, лет?

— В 1993 году я закончил факультет гидротехнического строительства ННГАСУ и устроился в «Газпром» инженером, где проработал пять лет. Наверное, тогда у меня и зарождались мысли о сфере услуг, которая никого не интересовала в то время. Все, как мы помним, бросились челночить, продавать и перепродавать любой товар.

Мне приходилось много ездить по области, проверять и обслуживать станции газораспределения (ГРС) и магистральные подземные газопроводы, которые в большей степени проходят по лесным массивам области. Параллельно им проходят кабели связи или воздушные линии электропередач.

В то время перемен руки до многого не доходили, и я часто наблюдал, как зарастают лесные участки в зоне ЛЭП. Газовщики и электрики собственными силами не справлялись. Вы должны понимать, зачем вообще проводят расчистку полос. Дело в том, что корни деревьев повреждают изоляционную обшивку труб газопровода, что ведет к коррозии металла. Этих процессов допускать нельзя согласно правилам эксплуатации.

Что же касается линий электропередач, то ветки деревьев и падающие стволы могут замкнуть провода, что приводит к отключению ЛЭП и снабжающей подстанции. Поэтому очень хотелось открыть собственное дело в сфере этих услуг. Но предприятие мы создали только в 2000 году.

— А до этого времени у вас не было никакого бизнес-опыта?

— К сожалению или к счастью, в 1998 году я и три моих товарища еще по строительной академии решили что-то продавать с выгодой для себя. Я решил уйти с госслужбы из «Газпрома» и попробовать свои силы в бизнесе. Как раз в стране начался бум евроремонтов, причем не только в квартирах.

Стали строить офисные знания, частные предприятия меняли старое оборудование на производственных площадях. Сантехническое оборудование уходило влет. Действовали по простой и понятной схеме: сняли складское помещение, поехали в Москву, закупили партию и с небольшой наценкой стали продавать в Нижнем Новгороде.

Дела шли хорошо, даже без особых вложений в рекламу. Помню, что давали объявления в специализированных газетах, и даже без наличия магазина этот бизнес приносил достаточный доход. Достаточный, чтобы начать его делить.

Мне пришлось уйти, чтобы не участвовать в неприятных сценах. Единственное, что меня расстраивало, — я потерял друзей, а на некоторое время — и веру в дружбу. Все мои партнеры были давними приятелями еще со студенческой скамьи. Ооказалось, что бизнес может разрушить крепкие отношения. Но что интересно, эти люди потом сами же себя и «съели».

— Но сегодня вы не единолично владеете бизнесом. Восстановили веру в людей?

— Можно сказать и так. Надо верить в людей, иначе ничего хорошего не выйдет. В 2003 году с двумя партнерами, которых я очень уважаю и без которых ничего бы не вышло, учредили фирму, предоставляющую услуги по вырубке деревьев и мелколесья в охранных зонах путепроводов и ЛЭП.

Начинали с того, что купили ГАЗ-66 с печкой, бензопилу, топоры и кусторезы. Получив первый заказ на расчистку от нежелательной растительности участка в 3 км, наша компания из пяти человек отправилась в лес. Вот где была настоящая романтика: днем рубили деревья почти вручную и складывали все порубочные остатки в кучи для дальнейшего сжигания и переработки. Конечно, уставали сильно. Спали все в кунге.

Только спустя некоторое время удалось снять дом в ближайшей деревне. Все заработанное вкладывали в инструмент и технику. Купили еще один автомобиль, набрали рабочих.

При этом мы понимали, что глобально мы не продвинемся, если не будем внедрять каких-либо новшеств. Тогда с химическими препаратами мало кто работал. Слишком много нюансов! Необходимо соблюдать баланс, находясь в природоохранной зоне, думать не только о прибыли, а еще о том, чтобы не навредить окружающей среде. Этого требовало и законодательство, и наша совесть: работаешь, а вокруг бабочки летают, заяц или лиса прошмыгнет, как бы напоминая нам, кто в лесу хозяин.

— Но вы же сегодня предлагаете услуги по химобработке?

— Да, предлагаем, но, как вы понимаете, можно купить дешевого химиката, после которого не только на полосе — вокруг все погибнет. Мы стали разбираться в этом вопросе и выбрали такие препараты, которые прошли сертификацию и действуют на деревья точечно. После первой обработки осенью заказчики выжидали более полугода. Вырубка, конечно, дает эффект, но кустарники начинают прорастать уже через год. Мы же гарантировали руководству компании, что в ближайшее пятилетие на этот участок тратиться им уже будет не нужно.

Летом они увидели результаты и подписали с нашей фирмой контракт на долгосрочное сотрудничество. С этого момента, я считаю, и начался настоящий бизнес.

Сегодня мы обучаем опытных бригадиров, а они в свою очередь передают знания рабочим. Ведь техника сейчас требует особой квалификации. Кроме бульдозера, экскаватора приобрели еще и мульчер, этот такой трактор с фрезой, который измельчает стоячие и сваленные деревья и кустарники до крупной щепы.

Но весь объем по утилизации порубочных остатков он не выполнит. Это выгодно в плане снижения себестоимости работ — оставшиеся порубочные остатки и древесину закопать на месте экскаватором. Но такой способ утилизации идет в разрез с Лесным кодексом, принятым в 2006 году.

— Это как-то влияет на бизнес?

— Да, безусловно. Что растет над трубопроводом и ЛЭП, какой лес? Деловая ликвидная древесина была вырублена в период строительства объектов, потому мы имеем дело в большей степени с неликвидной древесиной, как правило, плохого качества.

По лесному законодательству, мы обязаны ее после валки отсучковать, раскряжевать на сортименты, сложить в штабель по породам древесины и сдать работникам лесного хозяйства, представляющим интересы государства в лице Росимущества РФ. В дальнейшем Росимущество реализует эту древесину путем проведения аукциона на право заключения договора купли-продажи.

На практике 80% заготовленной древесины не находит своего покупателя в связи с малой ценностью продукта и труднодоступностью его вывоза (овраги, болота, отсутствие подъездных дорог). Мы тратим много сил и средств на заготовку этой древесины, а она потом портится и никому не нужна. И в этой ситуации нам приходится ее самим выкупать через тот же аукцион, чтобы потом закопать и сдать объект энергетикам.

Поэтому считаю, что было бы лучше вести работы по расчистке охранных зон ЛЭП с одновременной заготовкой древесины и чисткой мест рубок при условии определения собственника древесины до начала рубки, то есть на корню. От этого в материальном смысле выигрывали бы все стороны. Но закон есть закон, и его нужно выполнять.

Надеюсь, что критика в адрес Лесного кодекса, которая раздается от предпринимателей, работающих в различных сферах бизнеса, но так или иначе связанных с лесным хозяйством, будет услышана. А до этого времени будем работать, опираясь на собственное стремление, трудолюбие и... романтику!


Мария Жоглева, Биржа от 5 Декабря 2013, фото: Биржа
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.