Екатерина Яковлева: «Дети не помеха для самореализации»

Интервью с хозяйкой образовательного учреждения «Нижегородский институт красивого бизнеса» Екатериной Яковлевой.

Дети, а вернее, их количество превращают женщину из домохозяйки в бизнес-вумен — так считает хозяйка образовательного учреждения «Нижегородский институт красивого бизнеса» Екатерина Яковлева. В следующем году предприятие готовится работать с косметикой под собственным брендом.

— Сегодня градус конкурентной борьбы даже между такими гигантами, как «Л'Этуаль», «Рив гош» и «Иль дэ Ботэ» зашкаливает, а вы решили выпускать косметику под собственным брэндом. На что рассчитываете?

— Да, борьба между ними видна, эти компании затрачивают больше сил на рекламу и маркетинговые ходы для того, чтобы в итоге продавать одинаковую по составу косметику, но по разным ценам. Многие уже сегодня знают, что большинство известных компаний, выпускающих люксовую косметику и парфюмерию, отказались и от содержания собственных лабораторий, и от проведения исследований, и от ухода за цветами на плантациях. Они просто размещают до 50% своих заказов на заводах в Китае, например. Основная масса косметики прессованной текстуры — а это румяна, пудра, тени и тушь — производятся из одних и тех же компонентов. Владельцы брендов просто выбирают из предложенной на производстве линейки, а потом вкладывают в рекламу миллионы. Это звезды, рекламирующие нам продукцию люкс- и премиум-класса, делают ее такой желанной и дорогой. Многие дома моды выпускают экстрадорогие продукты, но от их же массовой линейки они на самом деле по уровню качества не отличаются. Цена указывает на разницу, и мы думаем, что покупаем что-то уникальное. Так вот, если на том же заводе заказать качественную линейку профессиональной косметики, разработать интересный бренд, то легко можно составить конкуренцию многим маркам. Безусловно, мы не претендуем на сегмент рынка, где господствуют компании с мировыми именами.

— Для кого же будет ваша собственная линия косметики и как вы планируете ее распространять?

— Наш «Институт красивого бизнеса» существует уже более десяти лет, поэтому у нас наработаны хорошие связи с нижегородскими салонами красоты, с мастерами и с клиентами. Подумайте, что важно для визажиста? Не красиво оформленная брендовая коробочка теней. Важна их текстура, стойкость, степень растяжения при растушевке и другие профессиональные показатели, которые обеспечивают лояльность клиента. Клиент должен быть доволен! Затем для специалистов важна цена, что косметика под собственным именем может обеспечить. Повторю, что за бренды мы платим 70% от всей стоимости продукта.

Недавно была в командировке в Китае, в городе Гуанчжоу, где проходит одна из мировых выставок индустрии красоты. Масштабы у них невероятные, выставочный комплекс по площади в пять или шесть раз превышает наш столичный «Крокус-Сити». Посетили несколько заводов по производству косметических средств. Я на собственном опыте убедилась, какой рывок совершили китайцы. Известные европейские, американские и российские марки размещают производство своих товаров в этой стране. Уверяю, что настоящая продукция, выпущенная в Китае под маркой известных компаний, стоит дорого и имеет хорошее качество. Так почему бы и нам к ним не присоединиться? А к вопросу о распространении могу добавить, что лучшей рекламой являются хорошая рекомендация и отзывы клиентов.

— Как женщина приходит в бизнес, что для вас стало отправной точкой?

— Я была беременна вторым ребенком, и в это время мне предлагают стать ведущей на одном из нижегородских телевизионных каналов. Жажда деятельности у меня тогда была огромная, я стремилась реализовать себя в публичных профессиях. Но вместе с тем я хорошо понимала, что обязана выполнять и семейный долг — родить второго ребенка. Я не оговорилась, настоящее чувство материнства ко мне пришло немного позже, а тогда я ощущала только обязанность. Поэтому после долгих терзаний это чувство долга заставило меня отказаться от предложения работать на ТВ.

Но стремление развиваться в обществе у меня не прошло. После некоторых раздумий я решила использовать те навыки и ресурсы, которыми уже обладала. Уточню, что я закончила финансовый факультет ННГУ и у нас было помещение. Муж удачно вложил деньги в подвальчик, где на половине территории разместил свой офис, а другая часть пустовала. В 2001 году по инвестконтракту можно было заполучить нижний этаж в ветхом фонде за небольшие деньги. Мы купили 200 кв. метров в цоколе одного старого дома. Говорят, что до революции в нем располагались конюшня и комнаты для прислуги. Кстати, сделав там капитальный ремонт, мы очень огорчили жителей, так как статус аварийного с этого строения сняли.

— Что для вас оказалось самым сложным на старте?

— В 2001 году стали открываться салоны красоты, но их было не так много, как сегодня. Потребитель был не так разборчив, шел в основном не столько за услугой, сколько за психокоррекцией. Например, была у нас одна клиентка, которая прибегала к нам из соседнего двора в домашних тапочках, когда у нее что-то приключалось. Приходила на маникюр или укладку, а делилась с парикмахерами и косметологами своими переживаниями и проблемами. Другое мое наблюдение: мастер с профессиональными данными среднего уровня при тонком подходе к клиенту получает и великолепные отзывы, и запись на несколько месяцев вперед. Под тонким подходом я понимаю чай или кофе, приготовленные для человека с учетом его пристрастий и вкусов, ну, с какими-нибудь ароматными травами. Знание имен детей или родственников нашего посетителя и умение продолжить прерванную беседу через неделю, не забыв детали его рассказа, также влияет на верность, или как сейчас говорят, лояльность нашего клиента. И главное, ощущение грани, перейдя которую, можно оказаться в зоне панибратства, что при всей своей добровольной открытости не очень нравится людям. Вот сформировать такой коллектив работников и создать круг приверженцев нашего салона было нелегко. Могу добавить, что основной костяк остается работать со мной по сей день.

— По-вашему, начинать бизнес десять лет назад было проще, чем сейчас?

— Каждое время диктует свои условия, к которым приходится приноравливаться. Тогда все оборудование, инструменты, косметику приходилось возить из Питера или Москвы. Сегодня все доступно, нажми только клавишу в компьютере. Клиента приходится теперь удивлять все более изощренными способами и все время заглядывать чуточку вперед. Когда стало понятно, что развивать только салон красоты не очень выгодно, то на его базе мы открыли учебный центр. Этот шаг совпал как раз с бумом роста в индустрии красоты — салоны стали открываться десятками. А у нас мастера к этому времени прошли массу стажировок, закончили различные курсы. Накопился опыт проведения чемпионатов по визажу, плюс сформировалось желание поделиться накопленными знаниями. Три года назад мы оформились в образовательную структуру. Заниматься таким родом бизнеса, признаюсь, действительно сложно. Все время надо подтверждать свою репутацию, потому что на сегодняшний день предложений научить чему-нибудь и за три копейки — море! Но качественных результатов мало.

— А что в это время происходило с вашей семьей, муж вас поддерживал?

— После рождения второго ребенка я была уверена, что свой женский долг я выполнила. Бизнес вроде бы налажен, но моя жажда реализации все еще не была утолена. Хотелось признания и публичности, поэтому я потихоньку от мужа поступила в аспирантуру. А вот мой муж всегда хотел третьего ребенка, как в сказке — «было у отца три сына». Обещание исполнить его мечту я дала как-то мимоходом, взамен на сказочный терем в черте города. Если же говорить серьезно, дети всегда провоцировали нас с мужем на новые подвиги. Планировали купить трехкомнатную квартиру, а потом зажмурились и замахнулись на собственный дом, на большую семью. Так вот когда супруг узнал, что я поступила в аспирантуру, то сразу же напомнил о моем слове. Пришлось его сдержать — у нас родилась девочка. Только с ее рождением я по-настоящему ощутила, что быть матерью важнее всего на свете. И что дети не помеха для самореализации, скорее движущая сила.

— Обещание вы свое выполнили, а вот мечта вашего мужа о трех сыновьях все-таки не сбылась?

— Напротив. Уже через несколько месяцев после рождения малышки за праздничным столом я торжественно объявила, что у нас будет еще один мальчик. Мечта моего мужа сбылась. Когда у тебя много детей, нужно все четко рассчитывать, как и в бизнес-процессах. Незаметно я превратилась в семейного менеджера по развитию четырех разных проектов. Для нашей семьи невозможно относиться к детям просто по формуле: родить ребенка, одеть, накормить и куда-то отвести получить образование. Каждый маленький человек — это личность с большим заложенным в него потенциалом, и родители обязаны его раскрыть и развить. Воспитывая ребенка, мы употребляем схожие для предпринимательской среды слова: «развитие», «вкладывать», «заниматься», «развивать», «рост». Поэтому у меня теперь, можно сказать, пять бизнес-направлений, вернее, четыре плюс один.

В этом году я решила открыть еще два новых факультета. Начнут работать курсы дизайна и развития личности. Пока мы ведем переговоры с лучшими coach-тренерами и преподавателями, которые имеют опыт работы как в России, так и за рубежом.

Справка

Екатерина Яковлева родилась в 1977 году. В 1999 году закончила финансовый факультет ННГУ. В 2002 году открывает салон красоты. В 2006 году основывает фирму оптово-розничной торговли товаров для индустрии красоты. В 2008-м организует учебный центр «Нижегородский институт красивого бизнеса». 2012 год — магистратура факультета управления и предпринимательства по специальности «организационная психология». Замужем, три сына и дочь. Увлечения: психология, йога, музыка, путешествия.

Мария Жоглева, Биржа от 9 Октября 2013, фото: Екатерина Яковлева
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.