Крепкие узы «Крепны»

Михаил Казеннов: «Развиваться меня заставляли другие люди».

Есть люди, общение с которыми хочется длить и длить. И если один из них не ваш личный друг, а производитель мебели Михаил Казеннов (МК «Крепна»), — можно и новый заказ ему сделать.

Все-таки, что ни говорите мне о сухих, без сердца, законах бизнеса, а обаяние личности и не топорное (творческое и ответственное) отношение к делу, к людям — средства куда более сильные и долгоиграющие, чем умение из любой ситуации извлекать выгоду и тупо (даром что, как в цирке, ловко лавируя, жонглируя и изгибаясь) делать деньги — неважно, как и на чем.

Кстати, последнее нередко заканчивается где-нибудь на Тибете, где просветленный голоданием и прочим воздержанием нувориш с шестью нулями, воздев руки к небу, просит вернуть ему интерес к жизни. Это в лучшем случае…

— Михаил, название «Крепна» как-то связано с одноименной рекой в Курской области?

— Это имиджевое название предложила моя знакомая, бывшая однокурсница, и мне оно понравилось. Звуковой ряд здесь, по-моему, дает верную ассоциацию: все, что мы делаем, — достаточно крепко и хорошо. А с Курской областью моя биография никак не связана — я коренной нижегородец.

— Как вы вообще пришли в мебельный бизнес? Профильное образование, случай?

— По специальности я педагог — учитель физики, астрономии и практически психолог, лет десять работал в школах и институтах. Но поскольку я заканчивал физфак НГПУ, то какие-то физические вещи мне, конечно, близки.

Можете добавить к этому спортивную закалку и здоровый азарт, любовь к точным расчетам, красивым комбинациям и еще, наверное, умение принимать решения в ситуации, которой ты до конца не владеешь, — все-таки я КМС по шахматам и триатлону.

— О, да — все это, безусловно, топливо для бизнеса…

— А именно мебель возникла на этом фоне случайно: мне сложно было бы заниматься продажами или еще чем-то в этом духе — все-таки производство гораздо более мужское дело. Первое время я работал один, и все, что наша компания сегодня, спустя почти двенадцать лет, производит, — я умею делать сам.

— Вы изначально стремились к определенной самодостаточности производства? И каркасы для мебели сами делаете, и фасады…

— Все шло постепенно, начинал я вообще с покупки ДСП и распила его где-то на стороне. И цех был небольшой. Но что интересно: развиваться меня заставляли, как правило, другие люди — те, кто недостаточно хорошо работает.

Если поставщики регулярно подводят, это вынуждает все делать самостоятельно, чтобы ни от кого не зависеть и полностью отвечать и своей репутацией, и своим словом и самим собой за результат.

Однако кухни с итальянскими фасадами мы тоже ставим.

— А безымянных гаражных деятелей, тянущих на себя одеяло и не платящих налогов, на мебельном рынке сегодня не поубавилось?

— Боюсь, что нет. И это одна из главных проблем нашего бизнеса: львиную долю рынка продолжают забирать серые «гаражники», которых никто не контролирует, а их поделки с претензией на мебель зачастую сомнительного качества.

Но русский человек нередко думает: а вдруг я закажу у дешевого мастера — и будет тоже хорошо? Однако «авось», как правило, выходит боком и стоит дороже.

Большую силу на мебельном рынке имеют также и крупные бренды типа ИКЕА, которые декларируют, что у них все дешево и хорошо, вот только на поверку все оказывается не совсем так. Но реклама работает, и народ туда уже пришел.

— Можно ли как-то подсократить число серых производителей или против лома нет приема?

— На самом деле «гаражников» довольно легко лишить их бизнеса. И даже без государственных запретов и санкций. Надо просто всем, кто имеет станки, поднять цену на распил деталей, как это сделали, например, в Сарове.

Если в Нижнем цена за периметр детали — семь рублей, то у них — тридцать. И «серых» производителей там практически нет. Однако проблема в том, что мебельщики очень разобщены.

— Кстати о санкциях. Довольно непростая экономическая ситуация 2014-го как-то сказывается на вашем бизнесе?

— Мы удерживаем позиции. Хотя, с кем бы я ни общался — с представителями самых разных бизнесов, — почти все отмечают падение продаж процентов на двадцать.

— Какую мебель вам особенно нравится делать?

— Нам интересна мебель нестандартная. Например, сейчас мы начинаем разрабатывать радиусные шкафы-купе, которые мало у кого представлены. Или вот наш столик со светодиодной подсветкой с эффектом бесконечности.

Работал я одно время и с массивом березы, даже открывал параллельное производство (оптовое — не на заказ) и делал мебель а-ля «Двенадцать стульев». Кстати, довольно эксклюзивные вещи — кресла-качалки, столы, стулья.

Однако проект оказался убыточным: российские производители здесь не выдерживают конкуренции с малазийским и китайским копеечным ширпотребом, на который можно сделать колоссальные наценки. У нас просто нет таких материалов, как у них, когда растущее рядом с домом дерево достаточно изогнуть и покрыть лаком.

— А кухни для вас рутина?

— Да что вы! Кухня — она сама по себе всегда интересна и непредсказуема. Особенно по индивидуальному заказу — и это как раз одна из наших специализаций. Нет ни одной кухни, которая была точно такой же, как другая. К тому же кухня существует в агрессивной среде, и все материалы должны быть повышенной прочности и качества.

Но большее значение я все-таки придаю не материалам — при работе с любой мебелью! — а отношению к делу, ко всем нюансам производства. Главное — это руки, мозги, душа мастера. Да, мы не даем никаких долгосрочных гарантий — только полтора года согласно закону о защите прав потребителей! — но у многих моих клиентов кухни стоят лет по десять и находятся в прекрасном состоянии.

— Какая-то несовременная у вас позиция: многие, наоборот, сейчас делают вещи красивые, но недолговечные — чтобы через пару лет люди пришли к ним и повторили свой заказ. И ведь такой подход работает!

— Тут я должен сказать о главной своей идее. Чем характеризуется какая-нибудь услуга во многих европейских странах? Тем, что в течение ста лет в одном и том же магазине можно купить одну и ту же булочку определенного качества за определенную цену!

У нас же сплошная текучка и ротация: я сегодня покупаю, например, у кого-то фурнитуру — а буквально через неделю под той же маркой мне могут продать товар совершенно другого качества. И я вижу свою задачу в том, чтобы наш клиент из года в год получал неизменную услугу независимо от развала каких-то фирм и смены поставщиков.

То есть я являюсь неким амортизирующим звеном, и в этом звене, разумеется, задействованы и те люди, которые у меня работают. Вообще я всегда старался держаться за своих сотрудников, сохранять кадры, особенно в кризисные времена.

— Ваши сотрудники под стать вам — тоже любят искать нешаблонные решения в непредсказуемых сложных ситуациях, сочетать бизнес и творчество, получать удовольствие от работы?

— Пожалуй, да. Те люди, которые у меня сейчас работают — а это человек семь, — им не интересно тупо зарабатывать деньги. И это было видно уже на собеседованиях. Кто-то приходил и декларировал: я хочу зарабатывать столько-то; а мои будущие сотрудники говорили так: да, я хочу иметь столько-то, но если будет, к примеру, одна офисная или торговая мебель — мне это быстро надоест, и я уйду.

— Есть ли у вас какие-то крупные заказчики?

— Да, у меня есть ряд компаний, с которыми я давно и плодотворно сотрудничаю. Например, «Пароль-НН» и их сеть магазинов «Читайна», подразделение ГЖД (дирекция тяги), отдел маркетинга компании «Сладкая жизнь», третья коллегия адвокатов Нижегородского района и некоторые другие.

А года два назад я пытался заниматься тендерами. И получил своеобразный опыт. Да, наверное, с точки зрения государства это хорошо — какая-то более или менее внятная политика и отбор. Но зачастую выиграть тендер практически нереально!

А если и идет честный тендер, то по таким смешным ценам, что сделать его можно только в убыток себе. А в Москве ситуация еще интереснее: цены там хорошие, но столько неоправданных и удивительных критериев и требований, что остается только разводить руками и смеяться.

К примеру, однажды я прочитал такое требование к качеству кромки из ПВХ для стола из ДСП — она должна была быть огнеупорной!

— Технический прогресс не стоит на месте — постоянно появляются новые материалы, оборудование и т. д. Помогает ли вам это в работе?

— Конечно, я все стараюсь отслеживать и применять. Вот только есть у русских такая проблема или тенденция: не четко, как в той же Европе, следовать технологии производства, скажем, какого-нибудь клея или краски — а на каком-то этапе взять и поэкспериментировать!

А мы этим товаром, к примеру, воспользовались. И отвечали перед клиентом за его плохое качество, переделывая за свой счет заказ. Но моя-то задача — обезопасить людей от таких горе-производителей!

— Вопрос дизайна вы как решаете? С помощью итальянцев?

— Ну, был я в Италии на выставке мебельного оборудования… И должен вам заметить, что наш российский нижегородский клиент на три порядка более замороченный, чем любой среднестатистический итальянец!

Видимо, у них большие квартиры, и то, что есть в магазинах, они просто берут и ставят у себя дома. У нас же жилые площади, как правило, маленькие — а желание вписать в эти квадратные метры все блага цивилизации просто огромно!

Так что в плане если не дизайна, то рационального размещения и обустройства пространства мы еще можем поспорить — с теми же итальянцами.

Что же касается непосредственно развития дизайнерской мысли, то, конечно, я и каталоги смотрю, и на профильных выставках бываю, равно как и в самых разных мебельных салонах.

Кстати, буквально этим летом у нас был очень любопытный в отношении дизайна заказ. Клиенты решили сделать детскую в виде корабля: кровать-корабль, сундук, слава богу, от якоря отказались. Но я исходил все магазины в городе, чтобы найти нужные канаты, заказать кожу, подобрать какую-то фурнитуру под старину (при том что специальной фурнитуры для таких вещей нет!) и так далее.

Заказ дался нам нелегко, но всё в итоге получилось — и люди счастливы! А как мы довольны — и не высказать! Вообще радость клиентов, их благодарные отзывы — пожалуй, самый лучший стимул в работе, нечто тебя приподнимающее, вдохновляющее.

Источник: Биржа № 37 от 30 Сентября 2014


Людмила Зуева, Биржа, фото: Вячеслав Сенников
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.