Дмитрий Пономарев: «Грамотный маркетинг — и Европа наша»

Интервью с президентом ГК "МЕРА" Дмитрием Пономаревым.

IT на экспорт. Что нужно компании, чтобы предложить свои продукты и услуги на зарубежном рынке? Как это может повлиять на развитие отечественной IT-индустрии? Своим мнением и опытом в этом направлении мы попросили поделиться президента группы компаний «МЕРА». Это предприятие входит в десятку крупнейших аутсорсинговых компаний России и предоставляет услуги по разработке ПО лидерам телекоммуникационного рынка, компаниям Nortel, Ericsson, Siemens и другим.

— Какую долю рынок IT занимает среди других в нашей стране?

— Вопрос сложный уже потому, что считать IT. Сейчас это понятие трактуют очень широко. В сфере IT существует два четких направления: разработка продуктов и предоставление сервисов. Сферу разработки в свою очередь можно поделить на две большие части: создание программного обеспечения (ПО) и производство «железа»: компьютеров и прочих устройств. С сервисным направлением — то же самое: написание небольших дополнений для программных систем (допустим, специализированные приложения для SAP, ERP) и поддержка IT-инфраструктуры (например, создание локальных сетей или услуги центров обработки вызовов). Я со своей стороны могу судить именно о рынке разработки ПО. В масштабах государства это рынок очень небольшой. Миллиард долларов оборота в год в сфере разработки ПО не сравним с миллиардом, который за день зарабатывается в стране на бензине. Если взять всю сферу IT, мы получим 11 миллиардов долларов. В масштабах страны это один-два процента. Для сведения, в Индии, которую сейчас называют самым перспективным рынком аутсорсинга, IT занимает всего шесть процентов. Но эта цифра, скорее всего, завышена в целях PR.

— То есть, на ваш взгляд, в процентном отношении рынок расти не будет?

— Думаю, не будет. Считается, что если на IT в бизнесе тратится 10 процентов — это много. Так что рынок, думаю, останется в этих пределах. И для любой страны это нормально. Можно, конечно, взять маленькое государство и не заниматься в нем больше ничем, только IT. Но, если у страны есть и добывающая отрасль, и промышленность, доля IT больше 10 процентов быть не может.

— Значит ли это, что объем продукции, производимый в IT-сфере сейчас, рынок не в состоянии усвоить?

— Нет. На мой взгляд, доля потребления у нас, напротив, очень мала. Промышленные компании только сейчас начинают внедрять и использовать информационные технологии. Процесс внедрения начался с автоматизации бухгалтерского учета. Почему-то так получилось, что именно бухгалтерия первой пошла по этому пути. А в остальных сферах уровень проникновения IT по-прежнему низок. Даже не на каждом предприятии есть локальная сеть. Так что резервы по потреблению IT-продуктов и услуг в нашей стране есть. Поэтому сегодня в стране востребован труд всех российских программистов, и никаких предпосылок для «экспорта мозгов» в данной области нет.

— Тем не менее, многие программисты работают на экспорт. Почему возникла такая тенденция? И есть ли в этом явлении факторы, позитивные для развития российской IT-индустрии?

— До недавнего времени рынка потребления IT-услуг в России просто не было. И мы искали, где можно приложить свои силы. А за рубежом — да, там есть необеспеченный спрос на услуги оффшорных разработчиков. В этом смысле нам очень сильно помог обвал IT-рынка, произошедший на Западе в начале 2000-х.
Что касается влияния экспорта на развитие IT-отрасли в России… Дело в том, что у нас программирование долгое время считалось искусством, сродни искусству врачевателя или художника Программист был окружен особым ореолом. И только лет десять назад с Запада к нам пришло понимание, что программирование — это четкое производство, слаженность команды, расписанное по минутам взаимодействие, а программист — это, скорее, слесарь на производстве, чем художник. Раньше мы просто не умели так работать. Теперь с помощью западных коллег успешно научились этому.

— А как объяснить, что отечественные компании, обладающие достаточным потенциалом для разработки собственных программных продуктов, долгое время только выполняли заказы зарубежных фирм?

— Существует ряд сложностей, связанных с экспортом продуктов. Собственные программы у нас писались всегда. Но долгое время самостоятельные разработки были лишь способом доказать что-то самим себе и проводились без учета нужд потребителей. В результате произведенный продукт оказывался никому не нужным. Когда пришло понимание того, что в спецификации в первую очередь должны учитываться запросы потребителей, стали создаваться продукты, действительно отвечающие требованиям рынка. И их стали покупать как в России, так и за рубежом.
Но и это еще не все. Мало создать востребованный продукт, нужно уметь его продать. А искусством торговли в нашей стране изначально не владел никто. Вспомните, раньше в магазине за колбасой была очередь. Что тут уметь торговать — выложи на прилавок, и ее тут же сметут. Ведь слово «маркетинг» давно изобретено. А мы с вами когда о нем впервые услышали? Десять лет — вот вся история маркетинга в России. Поэтому, не умея торговать, отечественные компании вынуждены были работать как наемная сила. И ничего зазорного в этом нет. Хотя и в этой сфере все очень непросто. Первое, с чем, например, столкнулись мы, — это необходимость получения сертификатов — документов, которые подтверждают нашу квалификацию. Кстати, совсем недавно мы успешно прошли сертификационный аудит по стандарту TL 9000 в области предоставления услуг по разработке, тестированию и поддержке программного обеспечения для телекоммуникационной индустрии. Из российских фирм мы такой сертификат получили первыми.

— То есть, при условии знания рынка, при наличии соответствующих сертификатов, научной и производственной базы возможно успешное осуществление экспортных продаж ПО?

— Да, безусловно. Другое дело, что в той же Индии правительство помогает развивать отрасль. Но я не думаю, что это ключевой фактор. Вот американцы ничего не делают для развития своей IT-индустрии, а она процветает.

— Так нужна ли IT-компаниям поддержка правительства?

— Нужна, как любой отрасли. А развитие IT сейчас — это хороший PR для страны. Чтобы развивать отрасль, нужно инвестировать в нее. Сейчас правительство ведет совершенно правильную политику в отношении IT. Основная идея — предоставить IT-компаниям ряд льгот, направленных на стимулирование их развития. Но существует опасность нецелевого использования этих льгот компаниями, которые реально не имеют отношения к IT. И правительству приходится балансировать на тонкой грани — дать возможность развиваться и в то же время пресечь возможные злоупотребления.
— А как вы относитесь к проекту создания технопарков?

— Вопрос с технопарками непростой. Понять, во что эта идея выльется на практике, можно будет только после того, как технопарки начнут функционировать. Полезно посмотреть на то, как подобные проекты реализуются в других странах. Например, в Финляндии IT-компании, входящие в технопарк, не платят арендную плату. Если и у нас работа пойдет по пути льгот, то все будут «за». Но если просто поставят дома и скажут — заселяйтесь, это будет как в Китае, когда интеллигенцию ссылали в деревню. Кстати, до перестройки у нас существовали территории, подобные технопаркам. Они назывались «академгородками». Сейчас нужно вспомнить ту технологию и использовать при строительстве IT-парков. А пока даже льготы для компаний не определены. И что будет представлять собой будущий технопарк, пока никто не знает.

— Какое решение вы принимаете относительно технико-внедренческой зоны на Анкудиновском шоссе?

— Мы приветствуем инициативу правительства по созданию технико-внедренческой зоны. Несмотря на то, что в ныне существующую производственную базу компании уже вложено немало сил и средств, мы готовы серьезно рассматривать вопрос перемещения компании, если условия существования внутри этой зоны будут выгоднее тех, в которых мы существуем на данный момент, и это даст преимущества для развития бизнеса. Надеюсь, что так оно и будет.

— А какие условия необходимы, на ваш взгляд?

— В первую очередь, скидки на арендную плату. Это касается всех услуг — электричество, Internet, вывоз мусора, наконец. Вопрос о таможенных пошлинах при временном ввозе оборудования тоже пока не решен. Для предоставления таможенных льгот IT-компаниям, нужны изменения в таможенном кодексе. Но внести их не так просто: вопрос должен обсуждаться в Думе.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы отечественных фирм на рынке IT-аутсорсинга в России и за рубежом?

— Мы видим большие перспективы развития рынка IT-аутсорсинга внутри России, для российских компаний, и сами намерены расти в этом направлении.
Что касается оффшорного аутсорсинга, считается, что страна, экспортирующая IT-услуги, повышает свой рейтинг, поэтому работать на оффшор престижнее. На самом же деле, перспективного заказчика за рубежом найти сложно. Не надо думать, что наши программисты предлагают услуги или создают ПО, и его тут же расхватывают на Западе. Это далеко не так — у нас там куча конкурентов.

— Вы имеете в виду Индию?

— Индусы имеют очень сильное проникновение на американский рынок. А вот в Европе Индия нам сейчас не конкурент. На европейском рынке аутсорсинга разработки ПО Россия сегодня имеет уникальные преимущества, поскольку мы европейцам ближе не только географически, но и в плане культуры и психологии, чего не скажешь об Индии и Китае. Несмотря на то, что здесь есть свои конкуренты — Ирландия, Израиль, страны Восточной Европы — мы считаем, что при грамотном маркетинге Европа — наша. Сегодня мы позиционируем себя для европейских клиентов не как оффшор, а как «near shore»-разработчики. Наша географическая и культурная близость в конечном счете существенно снижают риски и стоимость проекта.


Ксения Ануфриева, Прием
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.