Елена Недоспасова: Женщины в бизнесе очень органичны

Интервью с Еленой Недоспасовой, директором компании "Виват Риэлти".

Нужно сложить крылья, чтобы вскарабкаться повыше — сказал польский классик-ёрник. Просто он не знал Елену Недоспасову! Она не карабкается — эта птица в полете, все выше и выше, и размах ее крыльев далеко не воробьиный. Другой вопрос, что считать высотой? Чины и регалии или виртуозное владение своим делом? Так, у директора компании «Виват-Риэлти» на высоте все, разве что госслужба уже позади. Что же до регалий, то ее агентство по недвижимости за 15 лет дважды становилось лучшим в конкурсе профпризнания в России и только что во второй раз признано лучшим в Нижнем Новгороде.

— В одном из рассказов Фицджеральда герой признается, что человеком — успешным и уважаемым в обществе — его сделали четыре затрещины, полученные им от совершенно разных людей, их просветляющее здравомыслие. А что «сделало» вас, Елена Анатольевна?

— На самом деле, знаковыми бывают не только какие-то удары или трагические ситуации, но и встречи с интересными людьми. Самовоспитание: я читал, я работал над собой и т. д. — конечно, хорошо, но я считаю, что этого недостаточно.

На моем пути было несколько таких людей, встречи с которыми, как сейчас понимаю, явно поправили мой жизненный вектор. К успеху я стремилась всегда. До сих пор в семье удивляются: в кого это я пошла, мама вроде из рабочих-крестьян, а меня все куда-то вверх тянет.

В школе у нас была пионерская вожа-тая — изумительная женщина, правда, в свои тридцать пять она казалась мне уже старой, но дело не в этом. Именно эта женщина показала, что человек общественно-значимый и неравнодушный достигает в жизни гораздо большего. Ее пример, ее участие в моей судьбе, особенно когда однажды она отстояла, чтобы в «Артек» поехала я, а не дочь директора школы, — безусловно, сыграло немалую роль в моем становлении.

Второе знакомство произошло на судоремонтном заводе, где я работала после школы, не добрав полбалла при поступлении в институт. Моя новая знакомая, табельщица в механическом цехе, родом из Калининграда, а это почти заграница по тем временам — маленькая и изящная среди токарных и фрезерных станков, она выглядела просто восхитительно женственно: маникюр, прическа, макияж, всегда с улыбкой и с настроением. Для нашей заводской окраины это было очень нетипично.

— Красота — она социальна!

— Именно с Лидой я впервые побывала вечером в ресторане, и именно она учила меня, как себя вести, что бы от первых восхищений и соблазнов не снесло крышу. Как реагировать на внимание, как идти, как смотреть — и другие маленькие хитрости, очень важные для юной и видной девушки, я училась делать под ее руководством.

Прошло много лет. Я уже многого достигла в той жизни, работала в школе, когда мы с семьей попали в автомобильную аварию, в которой, слава богу, кроме меня и машины, серьезно никто не пострадал. И за те полгода, что я провела в больнице, пришло озарение. Я вдруг поняла, что в своем стремительном беге, во всей этой общественно-значимой суете я что-то теряю и нужно остановиться и заглянуть в себя. Вскоре после выздоровления мы уехали из Северодвинска. Жизнь разделилась на два этапа: прошлая, хоть и успешная, и настоящая, в Нижнем Новгороде.

Четвертая — мимолетная, но знаковая встреча произошла в Нижнем, когда я пришла в Кремль подавать — по доверенности, для другого человека! — документы на получение лицензии на осуществление риэлторской деятельности. Курзенкова Инна Вадимовна посмотрела на меня и задала простой, казалось бы, вопрос: «Я не понимаю, почему Вы на себя не оформляете?» Без этого вопроса мне бы, наверное, и в голову не пришло, что я могу реализовать себя в этой профессии.

— Можно ли вести бизнес, не вступая в конфликт с совестью, не нарушая заповеди?

— Заповеди нарушать нельзя! Бог — не Тимошка, видит немножко. Конечно, человек, который занимается бизнесом, и особенно женщина, становится циничнее, категоричнее, жестче — что в обычных человеческих отношениях не очень приемлемо и симпатично. И мне кажется, если человек по жизни придерживается определенных морально-этических норм, то он и в бизнесе их не нарушит. А тот, кто с детства считал, что Павлик Морозов — герой, тот и дело свое будет вести соответственно. Однако закон бумеранга никто не отменял. И если ты ведешь, к примеру, агрессивный маркетинг, то ожидай — этот бумеранг к тебе непременно вернется! По-другому не бывает.

— Были такие ситуации, которые вам хотелось бы сегодня переиграть?

— Директорами, к сожалению, не рождаются. И если бы я когда-то была менее категорична, то могла бы сохранить около себя гораздо больше людей, которые со мной начинали и мне доверяли. Разумеется, можно найти себе оправдание: ситуация в бизнесе периодически менялась и не все смогли адаптироваться к новым условиям. Но есть вещи, которые сейчас я бы себе просто не позволила: руководитель не имеет права публично давать резкую категоричную оценку людям, нельзя задевать достоинство и принципы взрослых и самодостаточных людей! И в отношении некоторых бывших сотрудников сегодня я бы переиграла ситуацию.

— Критика вас бодрит?

— Бодрит, хотя поначалу может и разозлить. Но критика и критиканство — разные вещи. Есть конструктивные замечания — как правило, они исходят от людей, стоящих со мной на одной платформе и способных понять, чем обусловлены мои действия, — и мне это очень помогает. Сотрудник никогда не поймет директора на сто процентов, здесь иллюзий я не питаю, но услышав от подчиненных замечания или недовольство, я стараюсь прислушиваться к ним и анализирую.

— Если ситуация вам неприятна — как вы себя ведете?

— Раньше я в таких случаях форсировала события, старалась быстрее поставить точку и забыть все, как страшный сон. Теперь же все чаще прислушиваюсь к своей интуиции, и она редко меня подводит: если не хочешь — не делай, но если избежать чего-то уже невозможно, то я мобилизуюсь и понимаю, что, если ты в процессе, надо нести свой крест с честью и до конца.

— Психологи, коучи, бизнес-тренеры, шаманы с бубнами — некоторые без них как без рук…

— Я пробовала почти все. Но уровень одних был не такой, чтобы у меня захватило дыхание, а в общении с другими я убеждалась, что нахожусь на правильном этапе развития. Поэтому меня воспитывает среда.

Моя профессиональная деятельность развивается в сообществе, и я очень горжусь и нижегородской гильдией риэлторов, и российской. Такого количества контактов и общения с людьми, которые не просто делают деньги, а реально болеют за нашу сферу деятельности и готовы оказывать помощь всем, кто туда пришел, я думаю, ни в одном шаманском центре я бы не получила. Не знаю, в каком еще профессиональном сообществе друг с другом так делятся секретами?! Активное участие в конгрессах, конференциях, приглашение бизнес-тренеров в компанию и даже дружеские отношения со многими из них — все это экономит мне и время, и деньги, но главное — восполняет потребность в новых знаниях.

— То есть на шаманах экономите! А что отличает вашу компанию от десятков подобных?

— Как человека, вышедшего из ежовых рукавиц оборонпредприятия и школы, меня крайне раздражала некоторая стихийность риэлторского бизнеса, отсутствие четкой структуры и отчетности. Я не понимала, почему считается, что наша профессия импульсивна и ее нельзя регламентировать. На самом деле можно! Но самое главное в агентствах — это создание системы контроля и учета. Даже если работают трое, нельзя все строить только на доверии: если исключить сознательное вредительство, то простой человеческий фактор может в любой момент дать сбой. Анализ работы необходим для совершенствования рабочего процесса. Нельзя относиться поверхностно и пренебрежительно к собственности, одной из главнейших для каждого ценностей в стране, где в 1917-м дали землю, и только в 1991-м — квартиры.

Поэтому мой бизнес отличается четкой структурированностью, очень понятной функциональностью и соподчиненностью, всем тем, что может обеспечить высокое качество работы и безопасность для наших клиентов.

Ну и, конечно, наша компания ориентирована на семейные ценности. В семье может быть один, два, три и более человек, но дом — это крепость, в которой свои правила и свои законы. Это самое дорогое, чем дорожит человек. И к этому надо относиться осторожно и внимательно.

— Вы директор путешествующий, а в своих вояжах по миру вы продолжаете контролировать рабочий процесс?

— Первые лет пять отпуска у меня не было вообще, потом неделя — раз в год, потом я отдыхала два раза в год по неделе, и вот уже года три-четыре я могу отдыхать три раза в год по две недели. А в прошлом году я подошла вплотную к осуществлению своей мечты: у меня родилась внучка, и я уехала в Болгарию на целый месяц!

Но без контроля я не могу! И дистанционно, дважды в неделю выходя в эфир, мне удавалось контролировать работу компании — и я осталась довольна.

— Чего, с точки зрения специалиста по недвижимости, не хватает нашему городу?

— Аквапарка: караваны страждущих тянутся в Казань и оставляют там, а не в Нижнем, мешки денег. Другая мечта — большой культурный центр, в котором было бы все сразу: картинная галерея, краеведческие зарисовки, фотовыставки, концерты, спектакли, хорошие фильмы и так далее, и чтобы там обязательно появилось настоящее детское кафе — не американизированное, оформленное в русской этнической и фольклорной традициях. В-общем, место, куда можно прийти всей семьей. Такого в городе у нас, увы, пока нет.

— Идеи для бизнеса вы добываете в профсообществе?

— Многое улавливаю просто из жизни. Сейчас, например, занимаюсь ремонтом в своей новой квартире, веду маркетинговые исследования, общаюсь с представителями разных компаний. И порой невольно впадаю в благоговейный трепет, когда на том конце провода или при встрече люди демонстрируют виртуозное умение вести переговоры, даже интонацией не унижая своих конкурентов

И вот мы уже в своей компании записываем все разговоры менеджеров с клиентами, чтобы потом анализировать их и совершенствовать свое мастерство.

— Мысли о «миссии земной» вас уже посещают?

— Что вы! По ощущению, мне только 35! Но если серьезно, уже думаю о преемственности поколений и о том, что же я оставлю своему сыну, его жене и их дочке. Не только же материальные ценности! Хочется, чтобы оберегом для них стало и мое доброе имя, и репутация уважаемого в городе человека — а над этим надо работать каждый день, даже когда вроде бы и добился уже немалого признания…

Справка

Елена Недоспасова. Родилась в Архангельске. Окончила Ленинградский кораблестроительный институт и Поморский госуниверситет, став инженером-механиком и преподавателем физики и математики. Работала на одном из крупнейших в мире оборонных предприятий в Северодвинске, а потом в школе, откуда в 1998-м с должности заместителя директора уехала с семьей в Нижний Новгород. В 2013-м ее агентству недвижимости «Виват-Риэлти» исполнилось 15 лет.


Людмила Зуева, Биржа № 5 от 11 Февраля 2014
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.