Зигфрид ВИЛЬГЕЛЬМ: За бугром не легче,чем на Ильинке

Немецкий предприниматель работает в Нижнем по десять часов в сутки, верит в прогресс и помогает русским музыкантам.

Предприниматель Зигфрид ВИЛЬГЕЛЬМ шестой год работает в Нижнем Новгороде. Он востребован как переводчик, увлёкся дилерством в продуктовой компании, вовлечён в общественную деятельность. Зигфрид живёт с русской женой Ириной в старом купеческом доме на Ильинке, считает себя «гражданином мира» и уверенно смотрит в будущее.

— Зигфрид, вас, наверное, спрашивали об этом тысячу раз, но почему вы приехали и почему остаётесь?

— По специальности я переводчик с русского и французского, знаю шесть языков (кроме немецкого французский, английский, русский, польский и чуть-чуть венгерский). Семь лет до отъезда из Германии я жил, получая соцпомощь. Поиски работы вне Германии означали необходимость выбора: уехать во Францию или в Россию. Во Франции пугала дороговизна жилья. В России меня кроме красоты Ирины привлекла… экономичность жизни. Здесь можно неплохо жить на сравнительно низком финансовом уровне. Кроме того, я вижу, что здесь всё развивается, люди платят честно за работу, не пытаются экономить на невразумительных компьютерных переводах. Работаю с большим кругом людей, имею принципиально иной социальный статус, чем на родине. При этом я лучше узнаю язык, расширяю кругозор, знакомлюсь со страной.

— Можно обозначить ваш род занятий точнее?

— Сейчас я — частный предприниматель, моё дело называется «Бюро переводов и офисных услуг». Заказы на переводы получаю от агентств, которые сотрудничают с различными организациями — научно-исследовательскими институтами, РЖД, был даже перевод для епархии. Не работаю с заказчиками напрямую, не даю рекламу. Выполняя заказы агентств, я, правда, получаю меньше, но регулярно, и голова не болит о том, как расширить сеть заказчиков. В месяц работаю по 250-300 часов, то есть по 10 часов в день, но мне это нравится, и находится время для других дел.

— Русский бизнес по сравнению с немецким имеет плюсы?

— Здесь в целом жизнь интереснее. Вижу, что везде нужна рабочая сила. Остаются некоторые недостатки, которые выровняются, но в основном чувствуется прогресс. У меня богатый опыт, в Германии я работал почти во всех сферах и на всех уровнях, включая правительственный. А здесь вижу отличных бизнесменов, которые поставили своё дело на прочный фундамент. Что касается жуликов, они есть повсюду, не нужно думать, что «за бугром» легче.

— Но вот говорят, что у нас бизнес забюрократизирован…

— Имел случай столкнуться с бюрократией, которой нет аналогов. Своё индивидуальное предприятие открывал в 2008-м. В Германии это делается просто: идёшь в ведомство, которое занимается регистрацией, берёшь бланк, заполняешь, платишь 20 марок или евро, и ты — предприниматель. А здесь пришлось собрать кучу справок. Счёт в банке открывал целую неделю! У нас это делается за пять минут. Нужна была и такая, и сякая справка, требовалась выписка из реестра предпринимателей (чтобы на момент предъявления она была не старше пяти дней). Потребовали копию паспорта с нотариально заверенным переводом. И каждая бумажка стоила денег. Везде компьютеры, но всё делали вручную и страшно медленно.

— Были ещё курьезы, связанные с оформлением договоров?

— Немного. Несколько раз столкнулся с тем, что есть страх сотрудничать с иностранцами. Однажды предложили оформить вместо меня жену, чтобы подписи в документах были её, а работал я. Но я же зарегистрирован, у меня есть все документы, я плачу налоги в России, почему нужно оформлять её? Как она будет отвечать за мою работу?

— Вы взялись быть дилером в чайно-кофейной компании. В напитках разбираетесь?

— Двадцать пять лет назад я работал директором по материальному снабжению фасовочного завода для кофе и чая под Дрезденом. Кофе — моя слабость, про него порой читаю лекции, минимум час. Настоящий кофе — большая редкость в России. То, что вы видите в любом русском супермаркете, — кофе, который жарится в реакторах при высокой температуре. Настоящий ароматный кофе жарят медленно, при сравнительно низкой температуре в 200—250 градусов. Вот такой кофе, а заодно и хороший чай я наконец-то нашёл в России. Знакомая предложила заняться продвижением этих продуктов, и я теперь дилер. У вас словосочетание «сетевой маркетинг» чуть ли не ругательное, но как иначе предлагать людям продукт, в качестве которого уверен? Я думаю, такой бизнес будет развиваться в России, так как это, по-моему, вариант торговли будущего, и я готов участвовать в этом.

— Вас знают в Нижнем Новгороде?

— У меня много знакомых. Для заказчиков ценно то, что я — носитель языка. Сложились хорошие отношения и с руководителями, и с сотрудниками компаний. Недавно участвовал в акции «Живая книга» в лингвистическом университете. Молодым дают возможность встретиться с интересными людьми из всех сфер жизни, чтобы получить ответы на волнующие их вопросы. В этой акции меня представили как «экспата из Германии». Мне задали массу вопросов! В Нижнем я стал членом Международной ассоциации сообщества Нижнего Новгорода (ICANN). Это сообщество соединяет иностранных предпринимателей, которые работают в нашем городе. Мы обмениваемся мнениями, общаемся, встречались с представителями таможни, миграционной службы, городской и областной власти.

— Вы живете в «старом городе», в исторической части Нижнего. Как она вам?

— Старые дома в Нижнем прекрасны! В первый свой приезд в 2006-м я жил на Ковалихинской, тогда ещё там оставались настоящие деревянные срубы с резьбой. Когда я в первый день пошел гулять на площадь Минина и по Верхне-Волжской набережной, был потрясён красотой видов. Казалось, будто я всегда здесь жил.

К сожалению, у вас мало ценят культурное наследие, зодчество мастеров прежних времен. Уже за то время, что я здесь живу, очень многого не стало. Мне кажется, городу был бы полезен немецкий опыт в этом деле: в Германии есть очень строгое законодательство с запретами на новое строительство. Просто так снести старый дом там нельзя, да это в голову никому не придёт! Я сам вырос в старинной деревне, где дома крепко стоят сотни лет. У нас отцы каждого города или местечка внимательно следят за тем, чтобы всё было красиво. Людям, которые живут в исторически ценных домах, дают доплаты на поддержание жилья в нормальном виде. Сохранить старый дом — дорогое удовольствие. Здесь, наверное, многие готовы были бы этим заниматься, если бы город хоть что-то давал. Не понимаю, как в одной из самых богатых стран мира может не хватать денег на такие важные дела. Если вовремя чинить крыши, укреплять фундаменты, тот дом, в котором я живу на Ильинке, тоже простоит долго.

— Вы участвуете в общественных слушаниях и даже занимались культурным продюсерством. Какой в этом видите смысл?

— Жить в другой стране и не интересоваться общественной жизнью нельзя. Несколько лет назад у нас с женой получилось «спродюсировать» поездку в Германию нижегородского композитора Геннадия Курскова, вокалистки Юлии Авериной и органистки Кристины Ротаевой. У Юлии чудесное колоратурное сопрано, мы с женой случайно попали на один из её концертов в Доме ученых и решили помочь. Затем мы нашли партнеров в Германии, за месяц объехали с музыкантами почти всю страну и дали несколько концертов, сняли фильм. Сегодня Юлия учится в Германии, получила стипендию в академии Шнитке, наша заслуга в этом есть. Готов и впредь участвовать в культурной жизни Нижнего. Не всё измеряется деньгами.

Когда-то, начиная учебу в Лейпцигском университете, я помогал раскапывать подвалы старой крепостной стены, где ныне находится замечательный студенческий клуб. Отработал на стройке 500 часов добровольно. За пропуски и плохое знание русского языка меня чуть не отчислили с первого курса, но зато в 1975 году был поощрён поездкой в интерстройотряд в Киев. Тогда узнал, что это такое — русский язык. Ваш язык прекрасен. На него огромное влияние оказывают литература, кинематограф, театр. И если не знать русскую литературу, не быть знакомым с культурой, то чаще всего нельзя даже понять простого человека на улице. А понимание это стоит дорогого.

Зигфрид ВИЛЬГЕЛЬМ родился в 1955 году в деревне Фекенштадт (Германия, на юге Магдебургского округа).

ОБРАЗОВАНИЕ. Лейпцигский университет, специальность «переводчик с русского и французского языков»; переподготовка в Институте национальной народной армии ГДР, военный переводчик.

ДЕЛО. Сменил несколько профессий. В данный момент работает переводчиком. Зарегистрирован в России как индивидуальный предприниматель.

УВЛЕЧЕНИЯ. Русские народные песни. Поёт в хоре ветеранов завода «Гидромаш», участвовал в международном конкурсе хоров в Москве, 2012 г.

ЛЮБИМАЯ КНИГА. Карл Маркс, «Манифест коммунистической партии».

ДЕТИ. Сын, 32 года, водитель; дочь, 22 года, студентка. Живут в Германии.


Виктория Азарова, Биржа №_19 от 5 Июня 2012
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.