Екатерина Смирнова: «Главное в хостеле — это общение»

Интервью с Екатериной Смирновой хозяйкой нескольких хостелов в Нижнем Новгороде.

Еще несколько лет назад слово «хостел» ассоциировалось скорее с известным фильмом ужасов, а не с бюджетной гостиницей. Но вслед за Европой хостелы стали появляться и в России: сначала в столицах, а затем и в регионах. С 1 января 2015 года само понятие «хостел» появилось и в нормативных актах Российской Федерации, регулирующих гостиничный бизнес. В Нижнем Новгороде одним из первооткрывателей направления стала Екатерина Смирнова. Ее первая молодежная гостиница получила название «Горький хостел», вторая – «Сладкий хостел». А с завершением работы уже над третьим проектом хостелы Екатерины Смирновой будут способны принимать до 150 гостей.

- Как вы начали занимать хостелами, и, собственно, кто вы — команда людей, организация или просто одна Екатерина Смирнова?

- Несколько лет я руководила молодежной организацией и постоянно сталкивалась с необходимостью селить приезжающих гостей. Из этой потребности и родилась идея открыть молодежную гостиницу. Я поделилась идеей с братом, который рассказал мне о таком формате, как хостелы. На тот момент, а это был март 2011 года, в регионах России их было очень мало, в основном в Москве и Санкт-Петербурге. В Нижнем вообще не было ни одного хостела.

Идею своего первого хостела мы прорабатывали вместе с моим молодым человеком: искали помещение, составляли бизнес-план, знакомились с аспектами законодательства. Дело в том, что до 2015 года в российском законодательстве такого понятия, как хостелы, не существовало вообще. И было непонятно, по каким нормам необходимо его создавать, каким требованиям и правилам он должен соответствовать. Все прорабатывалось с нуля, коллеги своим опытом делиться не спешили. Но у нас получилось: мы нашли деньги, подобрали помещение на Большой Покровской. От идеи до запуска прошел ровно год. 6 марта 2012 года в наш «Горький хостел» заехал первый гость.

- Насколько я понимаю, первый опыт — открытие «Горький хостел» — оказался удачным. Вашим новым проектом стал «Сладкий хостел», а теперь вы готовитесь к реализации третьего проекта…

- Первый хостел мы открыли на собственные и заемные средства, плюс помогли родственники. Ремонт делали вообще собственными силами: друзья приходили, помогали шкурить, красить, расставлять мебель. Со «Сладким хостелом» другая история. В течение года я писала проект, который направила на федеральный конкурс социального предпринимательства, и выиграла. Фактически мы получили беспроцентный заем на длительный срок. Это больший объем средств, соответственно более вместительный хостел.

Здесь очень важно сложить все фрагменты пазла, чтобы хостел начал приносить прибыль: найти оптимальную аренду, определить приемлемый уровень заработных плат сотрудников и так далее. Например, «Горький хостел» при вложениях в два миллиона рублей за три года своего существования уже окупился. Срок окупаемости «Сладкого хостела» будет больше, поскольку больше были и вложения — уже порядка семи миллионов.

Третий проект появился сам по себе. Дело в том, что хостел — это особенная тема. Если ты держишься на нужной волне, ты выживаешь и развиваешься, а если ты с этой волны уходишь, ты вылетаешь из бизнеса. Один из нижегородских хостелов на этой волне удержаться не смог, закрылся. Нам удалось удачно выкупить у них и материальную базу, и, думаю, получится выкупить сам бренд. К тому же сами нашлись инвесторы, само нашлось и новое помещение.

- И что же это за волна, на которой нужно держаться, чтобы хостел был успешным?

- После этого в Нижнем Новгороде открылись, по нашим подсчетам, 18 хостелов. Но часть из них лично мы называем «псевдохостелами». Дело в том, что порой люди воспринимают создание хостела просто как некое вложение денег, не требующее особых усилий. В итоге получается формат постсоветских гостиниц: больничные койки, покрашенные в один унылый цвет комнаты. Хостелом стали называть даже общежития для гастарбайтеров.

- А что такое хостел в вашем понимании?

- Хостел — это молодежная гостиница с двухместными и многоместными номерами, с общей зоной и кухней самообслуживания и санузлами на этажах, хотя уже сейчас встречаются такие форматы хостелов, где ряд номеров имеет собственный душ и туалет. Но самое главное — это дух общения. Ты не просто сидишь один в своем номере, ты можешь выйти, посидеть в холле, познакомиться с другими туристами, пообщаться.

- Вы сознательно называете свои хостелы молодежными гостиницами? Или вы считаете, что именно молодежь — основная аудитория заведений такого формата?

- Просто так легче объяснить людям, куда они селятся. Мы фактически были в числе первых региональных хостелов, наши гости иногда путали названия: «хостел», «хоспис», «хостесс» (администратор ресторана). Поэтому мы придумали такой понятный перевод.

Сейчас контингент хостелов меняется, возрастные рамки становятся шире. Если раньше к нам приезжали в основном детские группы, студенты, молодежь или в крайнем случае взрослые, у которых просто нет денег на гостиницы, то сейчас гостями все чаще становятся семьи, взрослые группы туристов, сотрудники фирм, приезжающие в командировки. Заметно, что хостелы становятся более популярными в России, за что отдельное спасибо телепрограмме «Орел и решка» — там наглядно показывают, что в хостелах жить можно недорого и комфортно.

- И все-таки почему турист решает поселиться именно в хостеле? Что является решающим фактором: возраст, уровень заработка или просто образ жизни, готовность человека спать в одной комнате с незнакомыми людьми и пользоваться общим душем?

- У каждого свое. Есть люди с ограниченным бюджетом. Есть и те, кто приезжает на дорогостоящих иномарках, но при этом спокойно живет в 14‑местных номерах. Просто они считают траты на гостиницы лишними. Им нужно просто спальное место.

Источник: Столица Нижний


Беседовал Максим КалашниковФото: Роман Бородин
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.