Жизнь вне дорог – есть!

Удивительно, как некоторые люди могут совмещать в себе очень разные качества.

Например, директор ГКУЗ НО «Центр медицинской инспекции» министерства здравоохранения Нижегородской области Андрей Нестеренко после работы снимает костюм, надевает спецовку и отправляется в гараж «строить» свой внедорожник. А с наступлением выходных он уезжает в экспедиции по самым отдаленным уголкам Нижегородской области, преодолевая непролазную грязь, дремучий лес, глубокие реки...

Назначение под Новый год

— Андрей Владимирович, расскажите, с чего вы начинали свой трудовой путь?

— Свою трудовую деятельность я начал в 18 лет — стал индивидуальным предпринимателем. В течение пяти лет, пока был студентом, занимался различными направлениями, некоторые из которых касались автомобильной тематики. Это и реализация шин из Германии, и руководство автосервисом, занимающимся нанесением антикоррозийного покрытия, пескоструйной обработкой кузова и установкой газобаллонного оборудования. Было очень интересное время, когда принимались разные решения, зачастую неудачные, но это был ценный опыт.

Потом я работал налоговым инспектором отдела камеральных проверок по крупнейшим налогоплательщикам. Поработал и в судебном корпусе помощником мирового судьи, в министерстве поддержки и развития малого предпринимательства и потребительского рынка и услуг Нижегородской области, принимал участие в проекте создания государственного учреждения «Нижегородский инновационный бизнес-инкубатор», продолжительное время трудился в аппарате губернатора и правительства Нижегородской области.

Работать в ГКУЗ НО «Центр медицинской инспекции» начал в 2012 году в должности заместителя директора, потом продолжительное время являлся исполняющим обязанности руководителя, а под Новый год, 31 декабря 2014 года, министром здравоохранения был подписан приказ о моем назначении.

— У вас есть опыт работы во многих сферах. А какое у вас образование?

— Высшее образование, как экономическое, так и юридическое, я получил в ННГАСУ. Я всегда учился и параллельно работал.

В 2010 году закончил Волго-Вятскую академию государственной службы по специальности «государственное и муниципальное управление».

В 2014 году прошел профессиональную переподготовку по президентской программе «Инновационный менеджмент» ФГАОУ ВПО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики».

Непростая работа

— Чем именно занимается учреждение, которое вы сейчас возглавляете?

— Основной целью деятельности ГКУЗ НО «Центр медицинской инспекции» является оказание содействия министерству здравоохранения Нижегородской области в реализации мероприятий, направленных на повышение качества и доступности для населения Нижегородской области первичной санитарной, скорой, специализированной, в том числе и высокотехнологичной, медицинской помощи, федеральных и региональных программ в сфере здравоохранения.

Отголоски военного детства

— Вы решаете сложные задачи на только на работе, но и в выходные дни: у вас довольно необычное хобби — джипинг. Расскажите подробнее об этом увлечении.

— Мое хобби уже стало неотъемлемой частью моей жизни. Знакомство с внедорожной техникой началось с раннего детства, и это были автомобили марки УАЗ. Папа служил в рядах Советской армии и занимался тыловым обеспечением. Жили мы в военных городках вдали от цивилизации в разных уголках СССР и соседних государств. Зачастую меня не с кем было оставить, инфраструктуры, в сегодняшнем понимании этого слова, не было, и задние сидения уазика были в моем распоряжении. Так я проводил время в степях Монголии, укутанный с ног до головы в сильные морозы, с отцом колесил по Забайкалью. Кроме служебного уазика у нас был и собственный, уже в мои четыре года отец стал давать мне порулить. Конечно, я принимал посильное участие в ремонте машины. У меня остались очень яркие воспоминания.

А в седьмом классе я увлекся активным туризмом, стал с группой ребят ходить на байдарках. Мы уходили в походы на 7–10 дней. Сплавлялись по всем известным рекам Нижегородской области: Ветлуга, Пьяна, Керженец, Лух. Мои водные путешествия закончились с момента приобретения «Нивы Шевроле», которую я решил доработать для выездов на природу, тем самым объединил свою любовь к активному образу жизни и внедорожникам. Я произвел лифт подвески, установил «грязевые» шины. Тюнинговав машину, я нашел единомышленников, инициативных людей, которые организовывали рейды выходного дня. Впечатления от первого рейда были очень сильные. Я начал принимать участие во внедорожных соревнованиях, постоянно дорабатывая автомобиль для езды по бездорожью. «Шнива» — хороший, проходимый автомобиль, но хотелось большего, и появился уазик категории ТР2 с названием «Фартовый». На нем мы с коллегой по работе два года участвовали в соревнованиях, бывало, занимали призовые места. Это было здорово!

Но участие в соревнованиях требует много времени, которого, к сожалению, у меня стало меньше. Тогда я перешел от спортивных мероприятий к экспедиционным. Пришло время менять автомобиль, и мой выбор пал на Nissan Patrol. Когда я увидел эту машину в нужной комплектации на сайте автосалона Санкт-Петербурга, долго не думая, отправился за ней. И на следующий день уже сидел за рулем этого авто в Питере.

Где не ступала нога человека...

— Расскажите, что за экспедиции такие?

— Мы путешествуем небольшим количеством экипажей по таким местам Нижегородской и соседних областей, где давно не ступала нога человека, где нет громкой музыки, мусора, который оставляют после себя отдыхающие... Да, есть еще такие места. Мы заезжаем в заброшенные деревни, рассматриваем, как люди жили раньше. Это очень увлекательно. И самое главное — компания, которая собирается. Все — самодостаточные творческие люди, технически грамотные, всегда готовые прийти на помощь. В этой компании никто не спросит тебя, кем ты работаешь и сколько зарабатываешь. Здесь нет врагов и завистников. Здесь важно другое — открытое искреннее общение, единение с природой.

— Любопытно, как ваши близкие отнеслись к такому экстремальному увлечению?

— Конечно же, немного переживали. Но родители знали, что я прошел неплохую школу выживания, умею приспосабливаться к жизни в любых условиях. А мой сынишка с четырех лет (сейчас ему семь) ездит со мной и на соревнования, и в рейды выходного дня. Он наравне со взрослыми испытывает все прелести походной жизни: спит в палатке, ест кашу, приготовленную в полевых условиях, играет с другими детьми из лагеря на свежем воздухе в «живые» игры. Многие джиперы берут с собой в рейды всю семью. Я очень рад, что дети с удовольствием едут со взрослыми, ведь такое времяпрепровождение способствует полноценному всестороннему развитию. Это гораздо лучше, чем компьютерные игры в пыльной квартире в душном городе.

— А самому ни разу страшно не было? Ведь наверняка приходилось домой на буксире возвращаться. Не было ли желания все бросить?

— Бросить не хотел ни разу. Каждый новый выезд — это очередная победа в сражении над собственной глупостью. Ты ищешь пути решения новых проблем, преград. Например, меня всегда преследуют водные преграды — неоднократно приходилось возвращаться на тросе, а потом уже проводить ремонт агрегатов автомобиля.

Но ни разу я не развернулся и не уехал прочь от намеченной цели. Ситуации разные бывали. Например, на карте обозначен мостик, а по приезде на место оказывается, что его здесь давно нет. Тогда в работу идут бензопилы, валятся подходящие деревья, соединяются скобами, и получается новая переправа. Джиперы — сильные духом люди, умеющие проявить смекалку.

Что нам стоит автомобиль построить?

— Ремонтируете вы свой автомобиль сами или доверяете работникам автосервисов?

— Многое стараюсь делать сам. Но, так как машина из‑за высоты в мой гараж давно уже не входит, нередко отгоняю в сервис. К сожалению, немногие автослесари понимают, что подобные автомобили «строятся» для поездок в отдаленные места, поэтому работу выполняют не всегда качественно. Все приходится контролировать. Сколько времени и сил вложишь в машину, настолько надежной она будет в рейде. Важно быть уверенным в техническом состоянии авто. Сейчас мой Nissan весит около трех тонн. Эвакуировать его с бездорожья будет довольно проблематично.

— Как же вам удается сочетать столь ответственную и напряженную работу с хобби, которое требует столько времени?

— Секрет в правильном планировании времени. На неделе получается еще несколько раз посещать бассейн.

— Коллеги по работе как относятся к вашему увлечению? Не говорят, что пора завязывать с экстримом, директор все-таки...

— Сталкиваться с неким непониманием приходилось часто, и не только на работе. Многие люди почему-то уверены, что суть джипинга — ломать машины от безделья. И им не объяснить, что мы развиваем своих детей, воспитываем силу духа и выносливость, можно сказать, преследуем образовательные функции. Например, в мае мы ездили в самые отдаленные уголки нашей области поздравлять ветеранов с Днем Победы.

— Ваш нынешний автомобиль с вами уже три года. Менять не планируете?

— В ближайшее время расставаться с ним я точно не буду, потому что мировые автопроизводители перестали выпускать рамные внедорожники с неразрезными мостами. Сейчас с конвейера сходят машины с определенным сроком службы. Производителям не выгодно выпускать надежные автомобили, на которых клиент будет ездить десятилетиями. Ему интереснее, чтобы клиент менял машину не реже, чем раз в пять лет. А свой автомобиль я постоянно совершенствую. Процесс «постройки» машины — это как ремонт, который закончить невозможно, его можно только прекратить. Для меня машина — это продолжение меня, моего видения мира.

— Есть ли у джиперов какие-то свои приметы, суеверия?

— Каких-то общепринятых, наверное, нет. Но есть свои, личные. Не знаю, можно ли это назвать приметой, но у меня есть вещи, которые я перекладываю из машины в машину, не хочу выкидывать. А еще после одной поездки по Марий Эл я понял, что не стоит брать какие-то вещи в заброшенных домах на память. Дело было года два назад на «Первомайской звездочке». Мы заехали в заброшенную деревню, в которой были очень большие, добротные дома, было видно, что жили в них зажиточные крестьяне. И я взял с собой в качестве сувенира какую-то мелкую вещь. Как я об этом тогда пожалел! Мы ехали по главной улице, протяженность которой метров пятьсот, пять часов, бесконечно застревая. И вообще, в этом рейде все не складывалось. С тех пор ничего не беру и другим не советую. Нужно помнить, что мы приехали на чужую территорию, заходим в чужие дома, где раньше шла своя жизнь, происходили разные события. Необходимо с уважением относиться к прошлому. Теперь я делаю только фотографии, которых у меня уже немало.

Источник: Биржа № 40 от 27 Октября 2015


Ирина Иванова, Биржа
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.