Александр Идрисов: «Точка роста наступит, когда отношение к инвесторам изменится»

Интервью с президентом Strategy Partners Group Александром Идрисовым.

Александр Идрисов, Президент Strategy Partners Group, рассказал DK.RU о российском инвестпотенциале, за счет чего он пока сохраняется, и каких решений не хватает российскому правительству.

- Не так давно Алексей Кудрин отметил, что зарубежные инвесторы по сей день сохраняют интерес к России. Так ли это?

- В каких-то сегментах сохраняют, в каких-то нет. Есть рынки, которые более устойчивы к существующим рискам – к примеру, сегмент продуктов питания и все, что их касается. Безусловно, вся экономика пошла на спад, но сегменты, относящиеся к массовому потреблению, остаются востребованными. С учетом негативного воздействия санкций, открываются возможности для импортозамещения. О них можно говорить и в критическом ключе, но в действительности они создали дополнительный потенциал. Поставщики нефтегазового оборудования, поставщики оборудования для энергетики, поставщики горнодобывающего оборудования – это все, в чем реально нуждается сегодня страна. В этих сегментах спрос сохраняется, несмотря на снижение. И он будет сохраняться. Сейчас возникают дополнительные механизмы регулирования, которые ограничивают доступ к рынку. Так, госкорпорации сегодня ограничивают закупки иностранного оборудования, предлагая заменить его на российское. Есть инвесторы, которые заинтересованы в локализации своих производств на территории России, чтобы получить доступ к уникальному рынку на период действия санкций. Инвестиционная привлекательность России, безусловно, низкая в сравнении с другими развитыми странами, но все-таки интерес инвесторов будет сохраняться на определенном уровне.

- Какие сектора экономики стали непривлекательны для иностранных инвестиций?

- Первое: все, что связано со строительством и девелопментом, все, что связано с автопромом. В этих секторах инвесторы будут брать паузу и ждать дальнейшего развития событий. В первую очередь, это сектора, связанные с производством продукции длительного пользования. Инвестиционная активность здесь сдерживается снижающимся спросом.

- Так все-таки, можно ли сказать, что Россия стала более привлекательна для иностранного инвестора?

- Я бы не сказал, что есть какой-то рост интереса со стороны иностранных инвесторов. Роста никакого не произошло, просто сохраняется некоторый уровень интереса. Произошло колоссальное падение, вывод капитала из России, но есть сектора и отдельные территории, в которых сохраняется заинтересованность.

- Какие это территории?

- Мы видим, что инвестиционные условия в регионах принципиально отличаются. Традиционно остаются привлекательными Татарстан, Калужская область, Тульская область, Краснодарский край, отчасти Липецкая область, Белгородская область, Ульяновская область. Это традиционный список регионов, которые за счет административных усилий, эффективности управления, хорошей региональной команды и нацеленности на привлечение инвесторов, сохраняют заинтересованность инвесторов и привлекают их на свою территорию. На фоне других регионов они отвоевывают инвесторов, потому что регионы конкурируют между собой. Особенно хочется отметить в этом плане Дальний Восток.

- Чем «отличился» Дальний Восток?

- На Дальнем Востоке произошли радикальные изменения за последние два года. С момента создания Министерства Дальнего Востока – фактически с нуля было разработано новое законодательство, которого никогда не было в России, которое принципиально меняет условия для привлечения инвестиций. Появились зоны опережающего развития – это и свободный порт «Владивосток», были созданы институты по привлечению инвестиций, впервые в России появилось агентство по человеческому капиталу. Надо отдать должное появившемуся министерству, потому что за два года ему удалось совершить колоссальный прорыв. Все годы Дальний Восток был забытым Богом местом, мы слышали массу историй о недовольстве инвесторов, о том, как они оттуда уходили. Сейчас активность возросла. Возникают промышленные зоны, зоны опережающего развития, реальное законодательство, которое позволяет назвать этот регион конкурентоспособным по отношению к другим регионам юго-восточной Азии и китайским территориям, территориям Сингапура, Гонконга, Кореи.

Сам подход, который был использован на Дальнем Востоке, был очень правильным. Руководство посмотрело характеристики регионов, с которыми предстоит конкурировать, и положило их в основу собственной политики. Кроме того, были поставлены цели: добиться определенного уровня налогообложения, определенных условий для подключения к электросетям, определённых условий обеспечения инфраструктурой. Это все было в комплексе проработано и в итоге у них получилось то, чего раньше не делал ни один регион. Я надеюсь, что опыт Дальнего Востока додумаются распространить на другие территории. Возможно, начнется с того, что будут появляться и другие территории опережающего развития, а в последствии, и вся страна превратится в территорию опережающего развития. Это, конечно, идеальная картина.

- Это будет возможно при грамотном управлении регионами?

- Регионы России четко поделены на две большие группы: одна маленькая, другая – очень большая. Это счастливые и несчастные. Несчастные – это те, кому не повезло с руководством. Огромная разница в региональной эффективности по привлечению инвестиций. С одной стороны такая ситуация показывает, насколько у нас удручающая картина, с другой стороны мы видим, что у России – огромный потенциал. Потому что даже в этих условиях отдельные регионы умудряются привлекать инвесторов, договариваться с ними и находить компромиссы.

-Нынешний кризис открывает какие-то новые возможности для иностранного инвестора? Можно ли его назвать своеобразной «точкой роста»?

- Я не вижу никаких оснований называть нынешний кризис «точкой роста» для иностранных инвесторов. «Точка роста» наступит тогда, когда мы увидим, что отношение к инвесторам изменилось принципиально. Сегодня такое отношение можно увидеть на примере Казахстана. Казахстан переживает сегодня не лучшие времена, потому что зависимость его экономики от цен на нефть еще больше, чем в России. На Казахстан очень сильно влияет изменившаяся мировая конъектура. При этом президент Казахстана садится в самолет и летит к лидерам ключевых государств, которые обладают капиталом. Зачем он туда летит? Он привлекает в Казахстан инвестиции. Он это делает очень успешно. Вы когда-нибудь видели, чтобы наши лидеры ездили и сами собирали деньги для России? Такого не было! Вот это называется «точкой роста», когда в головах что-то переворачивается, и лидер национальный говорит: «Слушайте, нам нужен капитал, нам нужны рабочие места, нам нужны счастливые люди, нам нужно, чтобы они работали, а дети росли. Счастье народа – наша основная задача. Мы должны привлечь капитал, потому что счастье начинается с наличия рабочего места». Стоит помнить, что когда нет рабочего места, нет и счастья, нет налогов, нет доходов.

Тот же Казахстан - в Качестве примера: да, он меньше, но болезни-то у него те же, что у России. И вот Казахстан взял и отменил визы для 20 стран, которые являются его ключевыми инвесторами. А мы для кого визы отменили? Казахи спокойно отнеслись к тому, что им надо получать визы и спокойно отменили их со своей стороны. Это конкретные шаги, это демонстрация желания действительно заняться привлечением инвестиций и сделать свою страну привлекательной для туристов.

- Что должно случиться, какого «дна» надо достичь, чтобы отношение к иностранным инвесторам со стороны российского правительства изменилось?

- Мы и так на дне давно. Конечно, всегда есть, куда падать.

- Т.е. пока предпосылок к тому, что в ближайшее время ситуация изменится, нет?

-Российские лидеры на всех форумах говорят, что «скоро отскочит». Есть вера, что кризис закончится, и все пойдет вверх. На чем-то же эта вера основана, может они знают какую-то тайну, которая нам неизвестна.

- А какие конкретно ошибки допускает государство в своей экономической политике сейчас, которые не позволяют привлечь иностранного инвестора?

- Первая и самая главная ошибка: государство не заявляет свою долгосрочную стратегию. Она должна быть внятной: мы собираемся строить такую-то страну, она будет основана на таких-то принципах, у нас будет такая-то политика, будут развиваться такие-то сектора, мы выстроим такую структуру экономики, нам потребуются такие-то люди, такие-то ресурсы. Потенциальный инвестор не должен гадать, во что превратится страна через несколько лет. У нас, конечно, есть отдельные группы активистов, которые выглядят так, как будто им дали немного денег, и теперь они пишут про светлое будущее, но это должно идти со стороны реальной власти. После заявления стратегии у людей появится шанс проголосовать: хотят ли они такого будущего или нет. Повторюсь, сейчас такого заявления нет. Оно держится в тайне, ну либо оно такое страшное, что о нем боятся заявить, а может просто руки до этого не доходят, а может, и не думают об этом.

Кроме того, надо честно сравнить себя с другими и ответить на вопрос: «Что мы представляем из себя в сравнении с другими территориями? Насколько та или иная территория лучше или хуже того, что мы имеем сегодня? Какие должны быть условия для ведения бизнеса в России?». И все это должно быть лучше, чем у наших соседей. В результате обсуждения того, что лучше, возникнет некий политический процесс, люди получат возможность голосовать. Это нормальный рабочий процесс, когда население вовлечено в обсуждение.

- Есть ли сейчас в России компании, которые могут предоставить работоспособную и эффективную бизнес-модель, стратегию для иностранного инвестора? Это по большей части государственные компании или частные?

-Такие компании есть. И есть они и в том, и в другом секторе. Проблема - в другом: успех отдельных компаний не может быть долгим, если они работают на неуспешном рынке, т.е. они могут сначала подняться, а потом все равно удариться головой о землю. И в России так постоянно. Потому что нет необходимых реформ, нет условий для роста таких успешных компаний. Когда у тебя спрос падает на 50%, ты можешь иметь любую бизнес-модель, но все равно однажды упадешь вместе с рынком.

- Когда можно ждать повышения интереса к России со стороны иностранного инвестора?

- На этот вопрос никто не сможет ответить. Это все равно, что спросить, когда начнет расти цена на нефть. А в России это счастье наступит только с ростом цен на нефть.

- В одном из последних интервью Вы говорили, что ближайшие 2-3 года стоимость нефти не поднимется. Прогноз актуален?

- Он еще хуже. Даже если и будут положительные всплески цен на нефть, то они будут временными. Мир изменился и мы не имеем шансов если не будем меняться вместе с ним.

Источник: DK.RU


Андрей Каяк, DK.RU
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.