Менеджер большого сити

Глава администрации Нижнего Новгорода о городе и о себе.

Такого в истории города еще не было: сериал по выбору нового сити-менеджера Нижнего Новгорода растянулся почти на квартал и изобиловал драматическими поворотами сюжета.

Конкурс смогли провести только со второго раза, сначала кандидатов было 28, потом 15, в финал попали пятеро, при этом двое из них сняли свои кандидатуры.

В итоге почти четырехчасового заседания депутаты думы Нижнего Новгорода проголосовали за назначение на должность сити-менеджера Сергея Белова, в тот момент возглавлявшего Приокский район областного центра. Новый градоначальник пообещал тогда не заниматься политикой, а сосредоточиться на положении с бюджетом, транспортом и дорогами, кадровые перестановки в администрации тоже не исключил.

И вот уже два месяца новый сити-менеджер и его обновленная команда пытаются противостоять натиску городских проблем, которых этой зимой у Нижнего предостаточно. О том, как это удается, корреспондент «Биржи» беседовал с главой администрации Нижнего Новгорода Сергеем Беловым.

— Сергей Викторович, вернемся к дню выборов главы городской администрации — исход голосования тогда вряд ли кто мог предсказать. Вы внутренне были готовы к тому, что произошло?

— Конечно, было страшновато. Но в то же время были и увлеченность, и интерес, и желание поработать. Я же успел побывать и в кресле заместителя главы районной администрации, и возглавлял район, но всякий раз примерно через полгода начинал ловить себя на мысли: все повторяется, нужно двигаться дальше. Так что желание что-то в жизни изменить, не скрою, было. А когда объявили конкурс на должность сити-менеджера, то глава города Иван Николаевич Карнилин убедил меня подать документы.

— Но вы же работали в городской власти, знали реальное положение дел. И у вас была уверенность, что можно решить городские проблемы?

— Когда работаешь в районе, то имеешь дело с теми же проблемами, они с уровня района проецируются на город. И мы их решали, только на своем — локальном — уровне. Так что план, как выходить из ситуации, в которой находится город, был. Очевидно, он убедил большинство депутатов, которые за меня проголосовали.

— Какой главный принцип этого плана? Ради чего вы пришли на должность сити-менеджера?

— Это мой город, я здесь родился, живу, никуда отсюда не собираюсь уезжать. Наверное, это громко звучит, но я хочу быть полезным своему городу. Здесь живут мои родные и знакомые, и их оценка моей работы очень важна для меня.

— Подозреваю, что критику от них вы уже слышали и еще, наверное, услышите…

— Что делать, такая работа: градоначальник отвечает за все.

— Вы уже провели кадровые изменения, которые обещали, и в городской администрации, и среди руководителей муниципальных предприятий. По какому принципу вы подбираете новую команду руководителей?

— Они должны быть, во-первых, профессионалами и, во-вторых, единомышленниками, людьми, которые тебя будут не только поддерживать, но и не бояться говорить о том, что ты ошибаешься. Сейчас в команде два опытных заместителя — Сергей Миронов и Мария Холкина, и я очень рассчитываю на их поддержку. Большой удачей и для города, и для своей команды считаю, что к нам пришел такой профессионал, как Ирина Кудрявцева. Она будет заниматься городскими финансами, и задача перед ней стоит очень важная — искать резервы для пополнения бюджета Нижнего Новгорода. Будут и еще изменения, будут приходить новые люди. Команда — это очень важно, только вместе можно добиться реального результата.

— О себе можете уже сказать, что освоились в новой должности?

— Смотря что понимать под словом «освоился». Когда презентовал свою программу, все казалось понятным, а вот когда столкнулся на практике со множеством объективных ограничений — все оказалось куда сложнее. Те проблемы, которые сразу же навалились, не оставили времени на то, чтобы расслабляться. Но мы работаем и будем продолжать работать.

— В день вступления в должность вы назвали главные, на ваш взгляд, городские проблемы: бюджет, транспорт, дороги. Не ошиблись?

— Нет, я же понимал, о чем говорил. Но самый главный вопрос, безусловно, наполнение бюджета, с этого все начинается.

— Помню, когда его принимали, депутаты думы назвали его «бюджетом выживания»…

— Да назвать можно как угодно. Не я, к сожалению, его формировал. И дума, которая его принимала, тоже не формировала. А когда формировали бюджет одни люди, голосовали за него другие, то сейчас мы имеем то, что имеем. Почему-то, например, оказались незапланированными даже текущие платежи, которые нельзя было не включить в бюджет. На 1 января кредиторская задолженность города была около 2 млрд рублей. Мы ее постепенно гасим и порядка 500 млн рублей уже выплатили. Но каждый день приходится начинать с того, что подсчитываем доходы и направляем на первоочередные платежи. Так в «ручном режиме» пока и работаем.

— А с остальными проблемами из списка наиважнейших как справляетесь?

— В тот день, когда я вышел на работу, остановился общественный транспорт: у города огромные долги энергетикам, сразу же пришлось вести с ними переговоры. Но с людьми бизнеса просто так беседовать бессмысленно — им нужны конкретные предложения. Мы сумели прийти к соглашению, по которому сейчас оплачиваем текущие расходы и постепенно погашаем кредиторскую задолженность (например, за декабрь 2015 года уже расплатились). Они поверили в нас как в партнеров, и могу заверить, что электротранспорт в городе не встанет.

Что касается состояния улично-дорожной сети города, то если на 2014 год у нас в бюджете было на ее содержание 1,45 млрд рублей, то в этом году всего 835 млн рублей, да еще минус кредиторская задолженность. Понятно, что мы не сможет за эти деньги содержать дороги в нормальном состоянии. Но если в январе выпало две месячные нормы осадков, а мы не остановили движение, как во многих других больших городах, то можно считать, что по центральным магистралям мы сработали неплохо. Я понимаю, что у жителей города к нам много претензий. Мы стараемся реагировать на все жалобы, принимать по ним меры. Но мы не можем обеспечить вывоз снега из города, как это было в том же 2014 году, из‑за отсутствия финансирования. По существующим нормативам для этого нужно примерно 2,4 млрд рублей, а у нас, еще раз повторю, заложено всего 800 млн рублей. Но пропускную способность крупных магистралей все же удавалось обеспечить.

— Проехать по городу этой зимой еще как-то было можно, а вот пройти…

— Быструю уборку снега сегодня мы не в состоянии обеспечить по тем же — финансовым — причинам. А в этом году ситуация осложнялась еще и тем, что снег шел при низких отрицательных температурах, при которых пескосоляная смесь не срабатывает. Помог бы реагент, однако он очень дорогой. Но ситуацию обязательно будем менять.

— А убирать снег с помощью обычных лопат не проще?

— К сожалению, самое дорогое — это ручной труд, и мы не можем позволить себе полноценное финансирование работы дворников, потому что финансирование дорожных рабочих срезали в два раза. Но есть претензии по организации уборки и к ответственным за нее ДУКам, ТСЖ и собственникам территорий, и мы вместе с административно-технической инспекцией ведем с ними работу.

— Сергей Викторович, а по городу вы ходите или ездите?

— Больше езжу, но сам за рулем. Обычно в субботу приезжаю поработать с документами, а потом еду по городу — смотрю и проверяю, что нужно сделать. Так что обо всех дорожно-транспортных проблемах, поверьте, знаю не по справкам. Постоянные колебания температуры привели к тому, что асфальт на проезжей части не держится. Я знаю, что, например, дороги на Мещере все разбиты настолько, что пробки образуются из‑за ям. Там просто необходимо ремонт в ближайшее время провести — люди уже ездят по встречной и создают аварийные ситуации. То же самое в Нижегородском районе на Алексеевской, в Канавинском районе на Керченской — достаточно адресов, где нужен срочный ремонт. Мы провели анализ, собрали данные по районам с адресной привязкой — рассчитывали, что уложимся в 20–25 млн рублей, а оказалось нужно 90 млн, и это только на то, чтобы вот сейчас залатать ямы. Но на эти работы в бюджете 2016 года не было запланировано ни рубля. Так что для того, чтобы провести хотя бы ямочный ремонт дорожной сети, нам нужно сначала найти на это источники средств, направить предложения в думу, а уж только потом направить их дорожникам.

— И есть надежда, что найдете?

— Мы ищем и обязательно найдем варианты. Скорее всего, на мартовское заседание думы мы вынесем вопрос о дополнительных источниках поступления средств в бюджет. Резервы у города еще есть: это, в частности, сдача в аренду помещений и земли, которые находятся в муниципальной собственности.

— Спрошу еще об одной «болевой точке» города — о Молитовском мосте. Что ждет его?

— Это действительно самое больное место. Я проезжал по этому мосту в выходные — асфальт как после бомбежки. В декабре 2015 года мы отремонтировали самые большие ямы, но покрытие продолжает разрушаться уже в других местах. За предыдущие два года на ремонт асфальта на мосту выделялось восемь миллионов рублей, в начале 2016 года — еще один миллион. Этого однозначно хватит только на то, чтобы снова отремонтировать самые разрушенные участки, но, учитывая состояние моста, сегодня это лучше, чем ничего. Всем очевидно, что Молитовскому мосту нужен полноценный ремонт мостового полотна. Об этом сейчас идут переговоры с правительством региона. Мы в свою очередь тоже будем искать средства, хотя бы на ямочный ремонт в самое ближайшее время.

— Вы уже в самом первом интервью сказали, что живете в обычной много-этажке, охраной не пользуетесь. Кстати, с тех пор что-то изменилось?

— Нет, все по-прежнему: живу в обычном доме, и уже когда еду в лифте, кто-то из соседей обязательно начинает разговор со мной о городских проблемах. В выходной, пока машину во дворе от снега очищаю, снова кто-то подходит и подсказывает, на что обратить внимание. То есть у меня оперативки проходят и в лифте, и во дворе, когда мусор выношу. Я нормально к этому отношусь. Те, кто работает во власти, должны всегда уметь слушать и слышать мнение людей. Для того мы и работаем, чтобы людям жилось лучше.

— Как новая городская администрация планирует выстраивать взаимоотношения с городским сообществом? При прежнем градоначальнике для этого был создан «Большой муниципалитет», но, возможно, сегодня нужны и более оперативные каналы обратной связи?

— «Большой муниципалитет», я считаю, прекрасный проект, который многое дал городу. Важные предложения его участников были реализованы, а сами люди поняли, что власть их слышит, интересуется их мнением. Так что этот проект обязательно продолжится, хотя, возможно, и будет модернизирован. Сейчас я требую от глав районных администраций постоянного прямого контакта с жителями. Самый подходящий и простой канал для этого — круглосуточная многоканальная телефонная линия по всем вопросам, которые есть в районе. Для связи с более молодой частью населения планируем шире использовать социальные сети. Все повседневные вопросы жизни района должны решаться на уровне самого района, чтобы путь к решению проблемы был как можно короче.

— Возможно, рано об этом говорить, но какие результаты работы на посту сити-менеджера вы бы хотели видеть к концу ваших полномочий?

— Сегодня в разговоре я был вынужден постоянно повторять: «денег нет». Но это не снимает с нас ответственности за то, чтобы в городе были безопасные, комфортные условия проживания. Вот их мы и должны обеспечить нашим жителям. Я не Гарри Поттер, волшебной палочки у меня нет, к сожалению. Но мы с командой понимаем суть проблем и то, как их можно решать.

— Не я, заметьте, вспомнил про волшебную палочку, но, появись она у вас, для каких решений вы бы ее использовали?

— Транспорт, благоустройство, жилье — вот те главные вопросы, которые нам надо решить. И если все это удастся сделать…

— Вы считаете, это реально?

— А почему нет? Могу пообещать, что ни от каких самых острых вопросов уходить не собираюсь. Готов работать.

Источник: Биржа № 5 от 8 Марта 2016


Алла Бренёва, Биржа
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.